...Обличие ангела...
...С разумом стервы...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

...Обличие ангела... > Фанфик ВАЛТ "На лезвии ножа"  31 августа 2010 г. 03:20:32



Комментировать может только автор записи.

Фанфик ВАЛТ "На лезвии ножа"

l..ЮльчиК..l 31 августа 2010 г. 03:20:32
Ну вот я опять с новым фиком.Читаем коменты тут-http://olnze.be­on.ru/19591-684-kome­nty-k-fanfu-quot-na-­lezvii-nozha-quot.zh­tml
Обратите внимание на:
Пикантные фотки 11 июня 2009 г. Miss u
АФИГЕТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! 11 января 2009 г. ПаZиTиffная MаLыFка
Алло, а Виталика можно? 3 августа 2010 г. Твой геpоин
l..ЮльчиК..l 31 августа 2010 г. 03:32:03 постоянная ссылка ]
Из головы Третьяковой все не выходила Козлова. «Черт, надеюсь с ней будет все нормально, и она увидит мой телефон, который я выронила. Давай Лерочка не подведи меня, ты мне сейчас очень нужна!!!" мысленно подгоняла Лена Козлову, хотя сама не знала к чему. Что та сделает то? Ну позвонит отцу, тот обратится в свои связи, но пока они ее найдут, фиг знает, что эти бугаи с ней сделают. Да и вообще сообразит ли Лерка, что с Ленкой что-то случилось, мало ли, не дождалась, а телефон просто выронила. «Нет, Козлова не дура, она у меня умная, сообразит, что что-то случилось!" подбадривала себя Третьякова.
Озираясь по сторонам, первое время она молчала, пытаясь прийти в себя и отойти от шока. «Так, здесь надо действовать спокойно, не паниковать!» сделав такие выводы, она наигранно расслабилась, и уставилась на парня, который сидел рядом, и долго водя по нему взглядом, она, как-то вытянув из себя спокойность и непринужденность, спросила:
-Ты че стероидов переел??? - парень в прямом смысле этого слова просто опешил, видно что он растерялся и просто не знал, что ответить, когда же таксист спереди только хмыкнул. Макс все это время, посматривая на нее через зеркало, стал задавать себе вопрос, что это она не интересуется, куда ее везут, а просто молчит и смотрит так внимательно на Саню. И тут прям как по заказу, Третьякова выдала, только не то, что ожидал услышать Макс, и этот вопрос его тоже шокировал, и он сразу хмыкнул, обращая внимание на Саню, который просто сидел в ступоре, от чего Максиму просто хотелось рассмеяться.
-Ты что немой? - все никак не могла угомониться Третьякова. Она поняла, что истерить и брыкаться бесполезно, только по голове получить можно, а то и хуже, поэтому приняла другое русло, и решила взять хоть какую-то инициативу в свои руки. От молчания этого крупного парня внутри наросла очередная волна страха, но она решила не сдавать позиции. – Понятно... - выдавила она из себя как можно спокойнее, но чего ей это стоило, только она знала, и видя что парню просто нечего ответить, она отвернулась к окну. Повисло молчание. Лену это просто выводило из себя, и вновь нарастала паника. Решив, что надо хоть как-то разрулить ситуации и подавить ком страха в горле, который плотно там засел, спросила. - Жвачка есть??? - уже обращаясь не к парню, который сидел рядом, а к таксисту, который, казалось, навеселе управлял машиной, и наблюдал за этой картиной. Макс от такого вопроса сам опешил, но виду не подал, а только перевел взгляд с Сани на Третьякову, которая чуть наклонилась к нему. Повисло вновь секундное молчание. - Вы что все немые тут что ли??? Жалко, так и скажи!!! - чуть взбесилась Лена, видя, что парень как-то сурово на нее посмотрел, что вызвало опять комок в горле, который казалось ,начал постепенно проходить. Она почему-то была уверена, что хоть у одного из этих уродов, хотя на личико они были оба очень даже милые, и в обыденной ситуации нечего плохого бы не вещали, была жвачка. Но поняв, что никто с ней не поделится мятной резинкой она вновь откинулась на спинку сидения.
- На!!! - протянул таксист Третьяковой «Orbit нежная мята», лучезарно улыбнувшись.
- Не может быть, хоть кто-то голос подал!!! -ровно проговорила Третьякова, но руки почему-то задрожали. Она в наглую взяла двумя связанными руками зелено-серебряную упаковку, немного помучавшись, открыла ее, достала две подушечки, и запихнула в рот. Быстро стала разжевывать.
-Хочешь??? - посмотрела на рядом сидящего парня, глаза которого еще больше расширились. Он казался каким-то испуганным и растерянным, как будто это не Третьякову сейчас похитили и везли в неизвестном направлении, а его. Парень как-то отреченно помотал головой и ответил:
-Нет!!!
-Обана!!! - все так же пыталась держаться спокойно, выпарила Ленка. - Ты тоже разговариваешь??? - вновь обратилась она к парню, но не дав ему договорить, сама продолжила. - Ну не хочешь, как хочешь! - и засунула упаковку в карман своей спортивной кофты, даже не спросив у Макса, хочет ли он, да и вообще, она вроде как должна была ему вернуть эту жвачку. Максим же только, поразившись ее наглости и спокойности, все поглядывал то на нее, то на дорогу, а та молчала только смотрела в окно прямо сквозь лобовое стекло. Тишина давила и Максима и Лену, но Третьякова поняла, что спрашивать что либо бесполезно, поэтому стала играть в их игру - МОЛЧАНКУ. Но Максим, видно наигравшись, поднял взгляд в зеркало заднего вида, и пристально посмотрел на Третьякову, а потом проговорил:
-Ты ничего не хочешь у меня спросить??? - он видел, как Лена чуть замялась, но потом вновь расслабившись, ответила:
-Салон ручного пошива, или покупали уже таким был??? – Лена быстро поняла на что он намекает, но врубив дурочку, стала изучающе водить глазами по салону машины. И ведь действительно, видно было, что салон этот отдельно дорабатывали, что явно таким, при покупке этой машины, он не был. Кресла было обтянуто красной натуральной кожей, торчало несколько ремней безопасноти, только из одного переднего водительского сидения, а про задние вообще можно было молчать, их было около десятка. «И что они тут пристегивают интересно знать». Потолок и стенки автомобиля были обтянуты серой тканью, очень мягкой на ощупь, напоминающую бархат. Руль так же был из той же дорогой красной кожи, что и сиденья, машина была оснащена разными прибомбасами, крутой магнитолой, разными сенсорными кнопками. Третьякова переведя взгляд, заметила, что таксист нисколько не смутившийся ее вопросом, странно на нее посмотрел, а потом ответил:
-Ручной! - повернул он полностью голову на нее, а потом обратно отвернулся, смотря на дорогу. - Это все, что ты хочешь узнать??? - спросил он, смотря через зеркало, и приподняв одну бровь.
-Музыку не включишь??? - выпарила Ленка. Дрожь прошла, только ком все так же стоял в горле. Про парня, который сидел рядом, она, казалось, уже забыла, и сейчас контакт поддерживала только с Максом. Максим вновь удивившийся, что она так спокойно себя ведет, пропустил мимо ее вопрос, и поставил свой:
-И ты что, даже не будешь кричать, вопить, лить слезы и спрашивать куда мы тебя везем??? - Лену тут же охватил холод, по коже пробежали мурашки страха. Меньше всего ей сейчас хотелось знать, куда они ее везут, так как она была уверенно, что уж точно не в кафешку кофе попить и побеседовать о погоде. Собрав всю волю в кулак, а было сделать это очень не просто, она, поджав губы, решила поменять тему, проговорила:
-Я писать хочу!!! - парень за рулем слегка нажал на педаль тормоза от неожиданности ее ответа. Слегка рассмеявшись про себя, убедился, что девочка не промах, и не зря он два с половиной месяца за ней наблюдал, и справочки наводил. Лена же после своих слов слегка покраснела, поняв, что сморозила глупость, но почувствовала, что ей действительно захотелось в туалет. «Пофиг!», подумала она, «Может действительно выпустят ее по нуждам, и появиться шанс удрать». Но посмотрев в окно, она видела, что они находятся почти в центре города, и что выпускать они ее связанной "ПОПИСАТЬ" явно не будут. Максим просто пропустил ее ответ мимо ушей, начал сбавлять скорость, и тут Ленка повернув голову налево, увидела как их стал обгонять черный Nissan Qashqai, переднее пассажирское окно которого стало медленно опускаться, и когда машины сровнялись, она увидела сквозь затонированное стекло Hummerа, растерянную Козлову, которая повернула голову в ее сторону. Лену тут же обдуло ветерком, и она увидела как Максим опустил окно своей машины, показал одобрительный знак Козловой, которая растерянно замотала головой, то на водителя Hummerа, то на водителя Nissan Qashqai. Потом стекло машины, в которой ехала Козлова, стало медленно подниматься, а после сама машина вырвалась вперед. Ей стало ясно, что повязали ее не одну, а вместе с ее подругой. Страх за Леру просто накрыл ее с головой, и сейчас она так не переживала за себя, как за Козлову. Вся скала пофигизма, которую она строила, играя перед этими бугаями спокойную девочку, рухнула, когда она увидела свою подругу.
l..ЮльчиК..l 31 августа 2010 г. 03:54:04 постоянная ссылка ]
Выйдя из этой злополучной комнаты, в которой сейчас произошел ферверк событий, эмоций, чувств и ощущений, Третьякова облокотилась о стену спорт зала. Сама не зная чему заулыбалась. НЕТ! Знала чему... здесь она одержала над ним явную победу, так что счет теперь 1:1, учитывая их дневной поцелуй. Мыслей было много, но какие к черту мысли, когда в тебе бушует такое неудовлетворенное желание, и руки до сих пор дрожат от возбуждения. Ноги, как ходули, не сгибаются. А сердце бьется в бешеном ритме, намереваясь сделать фееричное сальто. Постояв так несколько секунд, и кое-как осмыслив происходящее и вернувшись в реальность, она "отодралась" от стенки и направилась в свою комнату через столовую.
Картина была интересная.
Зал был пуст, ну почти... только две души сидели на стульях спиной к столу, сложив руки на груди, раздвинув немного колени, развалившись и сползая немного со стула. Сергей и Лерка внимательно и серьезно уставились на вошедшую Третьякову, которая остановилась в дверном проеме. Все молчали. От затянувшейся тишины и пристального изучения Романова и Козловой, которые явно чего-то ожидали, Ленка расплылась в непроизвольной улыбке и решила сделать из себя удивленную:
-Что? - спросила она, все по-прежнему стоя в дверном проеме. Слегка наклонила голову в сторону ,открыв взор этим двоим огромный и хорошо заметный засос на шее, о котором даже не подозревала.
-Да так! - загадочно протянула Лера, отчетливо видя отпечатки их них там посиделок. Сергей заулыбался.
-А вы чего тут сидите??? - спросила она, не понимая, почему эта парочка ее так разглядывала. «Блин, догадались наверно. Козлова - проныра, теперь не отстанет!» заулыбалась своим мыслям.
-Вас ждем! - тут же весело отозвался Сергей, переводя взгляд на Леру, которая ему кивнула.
-Кого это ВАС??? - поинтересовалась Ленка, отчетливо понимая, что они имеют ввиду под этим ВАС.
-Тебя и Виталика! - отозвался Сергей. - О, а вот и он как раз.
-ЭЭЭ... - замялся Абдулов, который действительно тоже вышел. Вся эта история всех начинала смешить. Все четко понимали, что Виталик с Леной просто спалились, и что теперь оба не отделаются от всяческих расспросов. Но самое смешное, что говорить-то нечего, ведь между ними ничего не произошло же, ну почти...
-Мы там это... - начала Третьякова, видя, что из этой казусной ситуации надо выходить, но замялась. - Решали вопрос о завтрашней этой... как ее... - вновь замялась она, пытаясь судорожно вспомнить, как называется та фигня, когда все ходят дружно с одной ноги.
-Строевой подготовке! - пришел ей на помощь Абдулов. Встал рядом с Леной в дверном проеме, благо ширина позволяла, облокотился плечом о косяк, ожидая исхода всей этой ситуации.
-Да! - повторила Третьякова и тоже облокотилась оголенным плечом о холодный железный косяк. Ситуация действительно была комична. Лена и Виталик стоят в одном проеме, облокотившись о косяки одной двери, откинувшись в разные стороны; Козлова и Романов сидят одинаково развалившись на стульях, сложив руки на груди - и те и те не решаются перейти к конкретным действиям.
-И как? Решили??? - поинтересовалась Лерка, наблюдая за этими двоими.
-Ээээ... ну да! - опять замялась Ленка.
-И в чью пользу??? - стал подыгрывать Сергей своей "напарнице" Лерке.
-В нашу... - синхронно произнесли эти двое, которые стояли в дверях. Только каждый понимал смысл этих слов по своему: Абдулов имел ввиду, что в его пользу и в пользу Романова, то есть, девушки завтра все-таки будут на строевую; а Третьякова же имела ввиду, что в ее пользу и пользу Козловой, и что на эту строевую им идти не придется.
-В смысле... - хотела было оправдаться Ленка, но не успела.
-Мы поняли! - слегка хихикнув, быстро перебила ее Лера.
-Классные у вас методы решения, нас научите таким??? - решил одновременно подколоть Сергей и Лерку, и эту парочку. Встретился только со всеми удивленными взглядами.
-То есть??? - спросил пояснения Виталик.
-Теперь что, результаты ваших решений будут оставаться у Третьяковой на ее шее? -решил идти на прямую Сергей. Только сейчас до Ленки и Виталика дошло, чего они выпытывают у них. Двое подавив в себе смешок, только негромко хмыкнули, что вызвало улыбки у тех двух сидячих. Третьякова резко схватилась за шею рукой, пытаясь прикрыть роспись, которую ей оставил Абдулов.
-С другой стороны! - перевел на нее взгляд Виталик, увидев свои старания на шее Третьяковой, решил ее так же подколоть. Если до этого Ленку вся эта ситуация хоть как-то веселила, то сейчас ей было стыдно как никогда, она только быстро перевела руку на другую сторону шеи, где, как сказал Абдулов, был засос. Козлова же с Сергеем еле сдерживались, пытаясь не заржать во весь голос.
-Ээээ... Я не понял, отбой должен быть вроде как полтора часа назад! - решил сменить быстро тему и завязать с этим инцидентом Виталик.
-Точно! Нам пора спать. Да Лера??? - быстро отозвалась Ленка, которой тоже хотелось уже поскорее улизнуть, двинулась в сторону сидящей подруги.
-Ну-ну... – начала вставать Лера со своего стула. - Оривидерчи! - крикнула она мужчинам, и схватив за руку приближавшуюся Ленку, направилась быстрым шагом в комнату.

*****

Залетев в комнату Третьяковой, Лера как ураган швырнула Ленку на кровать еще у дверей и сама стала на нее надвигаться, медленно и презрительно прожигая ее глазами. По такой ее моське можно было сказать, что она просто сейчас порвет Третьякову, которая сидела и по-идиотски улыбалась, наблюдая за приближавшейся Козловой.
-АААААААААА!!! - заорала Лерка, и прямо набросилась на Лену, заваливая ее на кровать. Уложив свою подругу, она победно устроилась сверху на ее животе раздвинув свои ноги. Начала прыгать прям на Ленке и ерзать. - Ну рассказывай! Как это было? Тебе понравилось? Какой он? Классный да? Ведь это было на столе? Да? А сколько раз? В какой позе? Ленка не томи! Что ты молчишь как партизан? - у Козловой был просто переизбыток эмоций и вопросов. Она трындырила без умолку, не понимая, почему ее подруга молчит.
-ЭЭЭ... Что было??? - спросила Третьякова после того, как ее подруга соизволила закрыть рот. Ехидно улыбнулась и резко схватив Лерку, повалила ее на кровать, тем самым оказавшись на верху в такой же позе, как и до этого сидела на ней Козлова. Лера лежа под ней, ошарашенно уставилась на нее:
-Как что??? ВСЕ! ВСЕЕЕЕЕЕ!!! - протянула она, натягивая широкие глаза и брови на лоб. Лена лишь слезла с Козловой и направилась в сторону шкафа.
-Лерка, а что это вы с Серегой делали вдвоем? А? А ты видела как он на тебя смотрит??? - начала менять резко тему Лена, замечая при этом как загорелась ее подруга.
-Ленка ты тоже заметила? - соскочила с кровати и Козлова. - Он такой душка, мы так мило побе... Бл*ть, Третьякова, ты че мне тут зубы заговариваешь??? - до нее дошло, что Лена начинает просто отмазываться.
-Я и не отмазываюсь! - заулыбалась Лена, доставая полотенце из шкафа.
-Ага! Вижу я! - рассердилась Лера.- Ну Лен, Лен, ну расскажи, - сразу изменилась в лице Козлова и умиляюще стала расспрашивать подругу, вновь надвигаясь на нее, при этом сложив две ладошки вместе, как будто молится. - Ну как было то? Тебе понравилось? Ну Леееееееен... - От такой Лерки просто нельзя было увильнуть, и Третьякова только расплылась в улыбке.
-Да не было у нас ничего... - но не успела продолжить.
-Ага, заливай мне тут! - умиляющее лицо Козловой вмиг пропало, превращаясь в наигранную злость. - Ты просто так вышла оттуда такая возбужденная и красная как помидор. А засос этот? Это че вместо пятерки он тебе поставил за то, что хорошо слушала на уроке??? - решила ее подколоть Лерка, играя из себя обиженную и злую.
-Ну почти ничего не было... - загадочно протянула Третьякова.
-Вот это уже интересней. - Козлова прям засияла, предвкушая рассказ, но...
-Лерка, я срочно в душ, очень устала, а завтра опять вставать ни свет ни заря, давай позже! - отмазалась вновь она, и не потому что ей ничего не хотелось говорить, а действительно, усталость очень хорошо давала о себе знать.
-Значит так, слушай! Я сейчас тоже помоюсь у себя, а потом приду к тебе, спать будем вместе, и перед сном ты обязательно мне все расскажешь. - посмотрела она прожигающе на подругу.
-Ладно, уговорила!- улыбнулась Третьякова, понимая что эта проныра не отвяжется.
-Надеюсь тебе не будут сниться эротические сны, и ты не будешь приставать ко мне ночью! - звонко протараторила Козлова, но тут же вылетела в дверь, видя что в нее летит Ленкино полотенце.
-Коза! - весело прошептала Лена уже в пустоту, подняла полотенце и пошла в душ.
Как и предполагалось, через несколько минут в комнате Лены появилась Козлова с полотенцем на голове. Третьякова еще стояла под душем, но услышав возню в комнате, и поняв, что Козлова уже пришла, она очень сильно удивилась тому факту, что Лерка, которая часами сидела в ванне, пришла так быстро «Эх, Козлова, любопытство родилось раньше тебя»пробубнила она сама себе и выключила воду, заворачиваясь в полотенце. Козлова подозрительно молчала, но очень сильно сверлила глазами. Понятно было, что она спрашивать все сама не будет вновь, и что ждет рассказа от Ленки. Завалившись под одеяло и уложив голову на подушку, Ленка вкратце пояснила ей, что между ней и Виталиком было, пропуская самые такие ИНТЕРЕСНЫЕ моменты, ну например тот, что он усадил ее на стол и чуть ли не снял майку. Ну Козловой хватило и услышанного, фантазия у нее ого-го, и поэтому только ей было известно, КАК она себе это представила.
-Лен, а это ведь только начало, первый день! А впереди еще... - она немного задумалась, пытаясь посчитать в уме "большие" числа. - ...семьсот двадцать девять! - ехидно улыбнулась. - Что же будет дальше???
-Ой Лерка, я не знаю, давай об этом подумаем завтра, а сейчас я нереально устала, да и ты я смотрю тоже уже чуть ли не спишь! - решила сворачиваться Третьякова.
-Да, это точно. Спокойной ночи! - чмокнула Лера свою подругу и отвернулась, поудобнее устраиваясь.
-Спокойной ночи! - добавила Ленка, при этом подумав, что это ведь действительно только первый день, что же будет дальше, но решила долго на этом не замарачиваться, и не прошло и минуты две, как они обе устало засопели.
l..ЮльчиК..l 31 августа 2010 г. 04:01:48 постоянная ссылка ]
Мужчинам что-либо объяснять не пришлось, они итак все прекрасно поняли, а именно то, что эти две молодые девушки просто решили вернуться сами. Были оба безгранично удивлены их такому внезапному и неожиданному возвращению. Увидеть их здесь, как они бегут в этот солнечный день, таких счастливых, веселых, заинтересованных, казалось, просто нереально, но решили не задавать никаких вопросов, пусть все теперь идет своим чередом.

Сидя в "классе" для подготовки по военной тематике, девушки молча ожидали своих "учителей», которые поручили им сидеть здесь, когда по графику у них должны быть совсем другие занятия. Все молчали. Третьякова все никак не могла понять, почему же вчера ночью мужчины так легко отпустили их или это была какая-то проверка на "вшивость" или очередной им урок. Что они этим хотели сказать, для нее, да в принципе как и для Козловой, осталось неизвестным. Она внимательно смотрела на черный железный ящик внушительных размеров, который был плотно закрыт на огромный замок с кодом и который стоял на огромном столе Абдулова и Романова, то есть прямо перед ней. Ничем хорошим от него не веяло, он только нагонял какой-то страх и панику, как бы странно это не звучало, но что-то в сердце екнуло, когда она мелькала по нему взглядом.
В помещение зашли Сергей и Виталик, включили еще ярче свет, так как до этого здесь было немного тускловато, быстро и как всегда со строгими лицами прошли к своему столу. Абдулов встал прямо возле этого ящика, пробежал по всем своим холодным взглядом, остановившись немного на огненно зеленых глазах, но быстро отвернулся. Опустил голову и стал вводить цифры на замке этого самого ящика. Как в замедленной съемке Третьякова видела, как Виталик медленно открыл крышку, и как она немного болтающе опрокинулась на спинку ящика.
Абдулов все так же молча достал из него несколько автоматов и стал по одному класть девушкам на стол прямо перед ними, Сергей помог ему в этом простом деле.
Третьякова, как ошарашенная уставилась на этот автомат. Она отчетливо понимала, что он настоящий. Проведя по нему рукой ладони вмиг вспотели, а по спине вновь пробежала новая волна, только уже не страха, а непонимания. Осознание того, что перед тобой лежит оружие, причем настоящее и одно из самых лучших на земле, сердце заставляло биться в три-четыре раза быстрее. Отчетливо знала, что перед ней сейчас автомат Калашникова, иначе АК-47 разработанный Калашниковым в 1947 году, являющийся самым распространённым стрелковым оружием в мире. Они хорошо его изучили: простота конструкции, технологичность, высочайшая надёжность. Автомат может эксплуатироваться в любых климатических условиях, при любых температурах воздуха, от арктических морозов до экваториальной жары. Достаточно большие зазоры в подвижных деталях и высокие скорости движения узлов делают его малочувствительным к загрязнениям; точность, его недостатки, скорострельность, калибр его пуль, убойность. Все, все. Но все это она знала только по картинкам, по макетам, по рассказам Абдулова и Романова и до этого как-то не задумывалась о том, что в скором времени столкнется с ним, причем столкнется один на один, в живую, в реальности.
-Что это??? - спросила она завораживающимся голосом, не отрывая взгляд от этого железного чуда, которое приносит много несчастья, горя, гибели, смерти людей, потери близких.
-Третьякова, - от этого голоса в голове у Ленки что то передернуло, мозг, как молния - одна вспышка ,а потом темнота, она так и не подняла взгляда на отвечающего, но отчетливо понимала, кто это. - ты что хочешь сказать, что предыдущие две недели обучения полетели прахом, и ты даже не смогла запомнить как выглядит самый известный и широко распространяемый автомат??? - Виталик внимательно смотрел на Лену, понимая, что она знает, что перед ней лежит, он осозновал, что она имела ввиду под этим вопросом, но почему-то решил съязвить.
-Но он же настоящий! - пропустила она его вопрос с издевкой, все так же смотря на автомат.
-Серьезно что ли? А я и не заметил... - с сарказмом посмотрел Абдулов на оружие, а потом и на Лену, которая тщательно его изучала как глазами, так и руками.
-Ты понял о чем я!!! - оторвалась она взглядом от этой противоречивой железяки, которая много погубила людей на этой земле, и пристально посмотрела на Виталия, говоря, что он достал ее своими подколами. Виталик же понял, что дальше выделываться нет смысла, он отошел от Лены, приближаясь к своему столу и резко захлопнул ящик, в котором до этого лежали АК-47. Гулкий хлопок крышки призвал всех девушек к вниманию, и они все оторвали свои взгляды от новой "игрушки".
-Теперь все занятия будут не только проходить на теории, но и сопровождаться практикой! - конкретно ответил он на немые вопросы в взглядах девушек.
-Кто-то же кричал, что мы будем баловаться этими побрякушками только через три месяца, а прошло всего две недели... - начала Ленка, не понимая, почему они так поменяли резко решение и перешли так быстро к делу.
-Мы так решили! - ответил он спокойным голосом, бросив свой холодный взгляд в ее сторону. Теперь Лену как осенило, она поняла, почему вчера ночью была предоставлена им та свобода, от которой они с Козловой отказались. «Всего-то надо было переходить на новый уровень нашего обучения, а мальчики испугались. Побоялись, что мы тут все разнесем и их в том числе. Ведь легче потерять только двоих, чем все, чем они руководствовались.»­ От ее раздумий ее отвлек голос Сергея.
-Сейчас будет ваш первый урок в плане практики, несколько занятий ранее мы изучали подробно это оружие, сейчас мы вам проведем небольшой инструктаж по сборке и разборке этого автомата. - он взял оружие в руки. - Армейский норматив этой несложной процедуры таков: 15 секунд на разборку, 25 на сборку - итого 40 секунд. Показывать буду все по-детально и предельно ясно, одного раза должно хватить. Итак, для начала, порядок разборки: Первое, - начал он -отделяется магазин, он же карабин, он же патронник, он же рожок, он же порой тупая клинящая шняга... - он начал отсоединять магазин, который немного заел, что вызвало смешок у Лены. – Второе... - продолжил он, - снять с предохранителя, перезарядить автомат и произвести выстрел в небо. Хотя можно и в товарищей, но эффект будет не очень хороший и штраф по времени засчитают большой, да и товарищ неизвестно останется ли живым, - слегка улыбнулся, - но стрелять мы пока никуда не будем, автоматы подготовлены пока без стрельбы. Дальше, вынимается пенал. Это такая деталь в прикладе. Вынимается она нажатием пальца во внутрь. - он нажал пальцем и деталь немного отъехала. - Дальше надо выбить шомпол - именно выбить, только слегка. - он ударил ладошкой по дулу автомата, вытащил длинную толстую проволоку, - как известно это стержень для смазки и чистки дула оружия, - покрутил он им немного в воздухе, и слегка улыбнувшись отложил в сторону. - После отделить крышку натствольной коробки, возвратный механизм, затворную раму с затвором, затвор от затворной рамы. Ну на теории вы это все знаете. - он быстро проделал все движения и отделил детали автомата. - Все это вы должны разобрать в течении 15 секунд, сбор вы должны сделать в обратном порядке. - он начал быстро собирать оружие, постепенно присоединяя к нему по одной детали. - Все! - довольно сказал он, покрутив в воздухе эту "игрушку". - Первое время будет тяжеловато, во время укладываться вы точно не будете, но ничего, скоро научитесь. Если что мы вам поможем! - перевел он взгляд на Виталика, тот махнул головой.
-Приступили! - громко произнес Абдулов, слегка улыбнувшись. - Пока без времени.
Провозившись так с этими автоматами где-то минут тридцать пять, руки начинали болеть, разные детали постоянно заедали, отсоединить их было просто невозможно, при сборке все время что-то оставалась, что вызывало бурю недовольств и приходилось все делать сначала. Уже окончательно измазюкавшись, у всех стало постепенно получаться самостоятельно, без помощи этих двоих, собрать этот чертов автомат, первая из таких оказалась Ленка.
-Я все! - громко прокричала она, довольно ерзая на стуле.
-Ну... - Виталик сзади подошел к ней, взяв в руки автомат и покрутив его, - за сорок минут для первого раза даже очень не плохо, - посмотрел он на свои огромные наручные часы, - но девочка... - на этом слове он заострил внимание, отчего стало противно, - надо бы укладываться в сорок секунд, а не минут.
-Иди к черту!!! - весело ответила Ленка, не обращая внимание на его придирки. Радовалась как ребенок, а чему??? Тому что смогла собрать этот автомат??? Нет!!! Тому что собрала его самостоятельно, а время ее совершенно не волновало, пусть хоть за неделю, главное что САМА. Вскоре последовали и остальные, среди них была и Лерка, которая перепачкалась в мазуте не только руками, но и по всему лицу размазала черную грязь. Тяжело пыхтела, но тоже безгранично улыбалась и вся прям светилась.
НЯМ-НЯМ tolxy.com
Играй прямо в браузере!
l..ЮльчиК..l 31 августа 2010 г. 04:03:17 постоянная ссылка ]
Проснувшись утром, нехотя приоткрыла глаза, в комнату бил яркий свет и лучики играли на стенках. Вспомнила, что в своей новой комнате у них нету окон, и что так ее каждое утро не могут будить летние лучи, хотя какое будить, там они раньше них встают. Провалявшись так еще несколько минут, она села на подушку, обводя взглядом комнату, вспоминая разные моменты из их прошлой жизни: вот картинка, как над ней прикольнулась Лерка, когда привязала ее сонную к подушке скотчем... Другая, где уже Ленка решила поиздеваться над подругой и дала в руки сонной Козловой швабру и на полу намазала гелем, как Козлова соскочила от громких криков пробуждения Третьяковой, как чмякнулась на мягкое место, крепко держа в руках швабру, как они потом долго смеялись и не могли успокоиться.
-Ты чего тут лыбишься??? - в комнату ввалилась метеор Лера, которая уже была одета. - Давай вставай, время видела? Нам через час у пап надо быть, договаривались же! - протороторила она, приближаясь к кровати Ленки.
-Как через час? Сколько же время???-подпрыгнул­а на кровати, вспоминая, что с родителями они договаривались о встречи на 14:00.
-Без пятнадцати час! - ехидно ответила Лерка, зная, что сейчас Третьякова как ураган начнет все метать и крушить, что бы успеть собраться.
Собрались обе быстро. Не зря же они время зря тратят на этой базе, хоть одеваться быстро научились. Козлова вышла на улицу пораньше, дабы подышать «свежим» московским воздухом, а Лена задержалась еще в квартире.
Ленка, еще несколько минут походив по квартире, взяла права на машину, документы, как свои так и Козловой, взяла с полки две фотографии в рамках, где были ее и Леркины родители еще молодые: одну для себя, другую для Козловой, тоже направилась к выходу. Проходя мимо гостиной остановила свой взгляд на одном, уже ранее знакомом предмете. Подошла к дивану, где валялся тот злополучный журнал с которого грубо говоря все начиналось. Открыла сорок третью страницу, которую четко помнила как сейчас, увидела улыбающегося Абдулова, который стоял и обнимался с какой-то дамочкой в солнечную погоду, провела по нему ладошкой и, быстро закрыв его, положила в сумку, где уже покоились ранее собранные документы, права, фотографии и еще несколько пару разных вещей.

Приехали вовремя, хоть и знали, что за опоздание их бы никто не стал ругать. Никита с Сашей полностью посвятили этот день своим дочуркам. Гуляли везде, ходили в парк, зашли даже в дельфинарий, там покупались с обитателями подводной жизни, сходили на карусели, где девушки как маленькие, бегали и прыгали, таща за руку своего папу на очередную карусель. Прохожие оборачивались и улыбались, что уже достаточно взрослые девушки так резвятся и бегают, как будто совсем еще маленькие. Сходили по магазинам, правда сами не зная зачем, ведь все равно им этого будет не надеть, у них там свои наряды: камуфляжные штаны с берцами и черная майка с корсетом, но все же, мели все подряд, набирая целые пакеты, так же примеряли разные наряды для своих родителей. После зашли в какой-то ресторан, поужинали, болтали обо всем и ни о чем, родители так же всячески пытались их отговорить от этой дуратской затеи, надеясь что их красавицы все-таки образумятся, но те как на отрез, нет и все.
После, опять просто гуляли, веселились и когда на часах уже показывало почти пол второго ночи, решили все поехать к Леркиному папе на квартиру, так как размер и количество комнат позволяло всем переночевать.

Следующий день прошел почти такой же как и предыдущий. Пытались насладится каждым мгновением, запоминая все малейшие детали этих двух дней, как будто они были последними. Но время подходило к концу, скоро надо было уезжать обратно. Девушки даже не заехали повторно на свою квартиру, не видя в этом смысла.
Отвезли Никиту с Сашей в их офис, очень долго прощались с ними, Козлова даже опять прослезилась, но Ленка держалась как могла, хотя знала, что теперь она увидит их очень не скоро, а может и скоро, кто ж знает.
После долгих тяжелых и довольно таки мучительных расстований, они все-таки смогли сесть в машину и отправиться на базу с чистой душой.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:41:08 постоянная ссылка ]
Виталик, который еле отстранился от этой юной и чертовски сексуальной девушки, по дороге на базу перебирал в себе мысли, почему же она засела так плотно в его голове. «Может заняться с ней сексом и все пройдет???» пытался убедить он сам себя, хотя отчетливо понимал, что с ней он хочет не только физической близости, но чего-то большее что ли... Мысль о том, что она ему нравится, он всячески пытался от себя отогнать. Влюбляться, тем более в нее, в его планы не входило. Один раз он уже обжегся и дважды на одни и те же грабли наступать не хотелось, поэтому женскому полу он больше не доверял и теперь уже точно не поддастся на чувства какой либо девице, что в принципе у него и получалось ранее, пока он не встретил эту юную красавицу, которая, сама не зная того, плотно проедала его мозг, каждый раз напоминая о себе.
Горящее и неутомленное желание внутри него горело нереальной силой и, если в глазах его сейчас стоял непробиваемый лед, то в теле пылал пожар, который от любого дуновения ветерка раздувался еще сильнее. Слышал, как Третьякова начала стрелять, понимал, что довел ее до крайней стадии возбуждения, и теперь срывает пыл, выпуская одну за другой пулю. Но почему он остановился, не овладел ею, когда отчетливо понимал, что она вот, все, в его власти, полностью отдавалась ему, он не мог понять. В нем что-то замкнуло, он вспомнил ТУ прошлую, первую и последнюю любовь и просто не смог сблизится с Леной. Хотя с другими девушками такого не было, он наоборот снимал на них весь стресс, всю обиду на существование женского пола, творил с ними такие вещи в пастели, и в тоже время доставлял им такой кайф, такие ощущения, а самому становилось все яснее и понятнее, что былых эмоций и ощущений он уже никогда не испытает.
Но вот только немного не сложилось... Тогда, впервые увидев Третьякову сквозь камеру машины, когда ее сюда везли, увидев ее манеры поведения, ее действия, в нем что-то передернулось, в нем как будто загорелась какая-то лампочка и выпал ключик от его сердца, только теперь осталось найти этот ключик и открыть дверцу. А потом... что потом? Потом у него вообще снесло крышу... Тот поцелуй, когда он сам ее поцеловал, их первый поцелуй... Он тогда испугался, серьезно испугался, боясь, что прежние чувства могут вернуться и что ненароком он опять обожжется. Потом их близость в "кабинете", а ведь понимал, что тогда Третьякова с ним играла, но почему-то ему хотелось поиграть, дать ей эту возможность. А что произошло с ним сейчас, он вообще не знал. Наверное, просто сорвался!
Быстро залетев в здание, он тут же с силой ударил кулаком по железной стене, пытаясь утихомирить неудовлетворенное желание, которое в нем горой все также росло. Физическая боль, которую он почти не почувствовал, не принесла нужного результата, и он направился наверх. Поднявшись в столовую, встретил сидящего за одним из столиком довольного Серегу, который лыбился, казалось, не в 32,а во все 48 зуба. Ехидно косился на взбудораженного Виталика и попивал что-то из пластикого стаканчика.
-Даже не смей! - быстро произнес Виталик, зная, что друг опять его спалил, и что сейчас полетят очередные подколы. А действительно, Сергей, который после ухода Виталика, ненароком заметил их «уроки стрельбы» через камеру, правда смотреть долго на это не стал, понимая, что это личная жизнь его брата, и что он туда лезть не имеет права.
-Я и не собирался! - ехидно соврал Серега, подняв руки вперед, типа сдаваясь, когда же уже хотел было прикольнуться над своим братом. Быстро пройдя вдоль всей столовой, Виталик прямиком направился на третий этаж. - Надо будет так же и мне с Козловой пострелять! - съехидничал Серега, уже в спину уходящему Виталику, который незамедлительно повернулся и улыбнулся своей фирменной улыбкой, которая пока доставалась только брату.

Сергей, сидя все в том же положении, услышал какие-то шаги, и повернув голову, увидел Третьякову, которая как ураган, вся красная, взлохмаченная и такая страстная пролетела мимо него, бросив на него горящие глаза, наполненные таким же возбуждением, как и ранее у Виталика. Он даже не заметил толком, как она, пролетев через всю столовую, скрылась в коридоре, ведущем в свою комнату.
-Интересно, кто кого на этот раз обломал? - сам себя спросил Серега, при этом широко улыбаясь, а где-то в глубине души даже завидуя этим двоим.

Выспаться не удалось, казалось, что она только что закрыла глаза, как над ухом раздался противный и режущий ухо звук. Открыв глаза, почувствовав тяжесть век, попыталась подняться, голова тут же заболела, как будто кто-то сильно ударял ее молотком по вискам. Вчерашние холодные струи воды, под которыми она стояла около часа сказались неплохо сегодня, и озноб в теле совсем не хотел ее покидать:
-Только заболеть мне не хватало! - вставая на ноги, произнесла она, чувствуя, что жар разливается по всему телу. Устало натягивая на себя камуфляжные штаны, которые только что достала из шкафа, еле держала равновесие. Быстро зашнуровала берцы, натянула на себя майку, правда без корсета и вышла из своей комнаты, направившись в столовую, качаясь из стороны в сторону.

Явилась последней, правда во время уложилась, Козлова уже была на месте и, как и все остальные, поджидала ее. Виталик, кинув на нее быстрый взгляд, немного напрягся. Такую он еще не видел ее: бледное, как лист бумаги, лицо, синие мешки под глазами и опухшие и уставшие глаза, приоткрытые губы, которые ловили воздух и слегка покрасневший нос, которым она попеременно шмыгала. «Заболела, и когда только успела?» задумался он, но тут же, видя, что все ожидают дальнейших действий, начал:
-С этого дня график немного меняется. Хотя нет, много! То, что было ранее, в течении предыдущих двух недель, были только цветочки, сегодня же начинаются ягодки! - грозно произнес он, обдав всех холодностью своих глаз, отметив про себя, что Лена даже на него не удосужилась посмотреть, а только обессилено опустила голову вниз. – А теперь на разминку! – заключил он и отправился вниз за Сергеем, который уже прошел вперед. Все последовали за ними. - Третьякова! - перевел он свой холодный взгляд на Ленку, которая изо всех сил пыталась держаться на ногах, чувствуя, что температура становится еще больше. Та лишь, подняв на него уставшие и больные глаза, смогла произнести:
- Че надо?
- Можешь сегодня не бегать! - спокойно и хладнокровно произнес он, понимая, что с температурой не шутки, и что ей лучше отлижаться. Сергей тоже заметив ее «недобрый» вид, не стал противится брату, одобрив его решение, что бы она сначала выздоровела, а потом и в ход пошла.
-Не развалюсь! - ответила она и, собрав всю силу в кулак, побежала эти несчастные пять километров. Жалость она терпеть не могла, а получать ее от этого мужчины особенно было противно.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:41:34 постоянная ссылка ]
Как и говорил Абдулов, ягодки начались. Причем так неожиданно и быстро стали созревать. Теперь утренние разминки не ограничивались только бегом на пять километров, вся дневная их разминка, которая раньше была, была впихнута утром, поэтому теперь с утра им приходилось и ползать, и бегать, и лазить, и качать пресс, и отжиматься, и подтягиваться, и все все-все. Мозговой штурм был сокращен до минимума, понеслась совершенно другая жизнь. Они стали изучать человеческую анатомию. Как доставить ему огромнейшую боль, как сломать спину, выдрав один из позвонков, как сломать шею и ногами и руками, при этом оставив жизнь пострадавшему. Так же изучали, куда ударить, что бы соперник сразу вырубился, как надавить на сонную артерию, чтобы обезвредить, причем показывали на солдатах, которые по началу всегда получали от Абдулова и Романова, а потом уже и от девушек, которые на них всему учились. Изучали разные психологические состояния в экстренные моменты, как действовать надо при какой-либо ситуации, определяли, блефует ли враг или нет, его дальнейшие цели и действия, учились врать и изворачиваться и прочую билеберду. Изучение оружий было довольно сильно сокращено.
Каждый день что-то новое: разные восточные единоборства, кик-боксинг, таеквондо, дзюдо, карате, бокс, различные приемы, броски через бедро, спину, плечо и многое другое. Фехтование и разные поединки со шпагами, лезвиями, кинжалами, что заканчивалось множеством ножевых ранений. Постоянные стрельбы из разных оружий, учились стрелять в разных позах, лежа, полу лежа, полу сидя, полу стоя, от колена, стоя, одной рукой, с разворота, в прыжке... чего только не было в арсенале.
Проверяли их на выдержку, привязывая к тому же столбу, что и ранее была прикована Лерка. Оставляли на несколько дней, проверяя их выносливость. Вскоре стали покидать пределы базы, бегали по ночному и дневному лесу, в полном обмурдировании с автоматами. Ориентировались по карте и без. Учились конспирации, заметать за собой следы и оставлять ложные. Заседали в засадах, сидя с винтовкой, подстреливая зайцев, на что Козлова долго противилась и говорила, что бедных ушастых зверюшек она убивать не будет, но после согласилась. Ходили в тяжелые походы по нескольку дней, без еды, без палаток. Учились выживать в экстремальных ситуациях, причем часто их разбрасывали в разных частях леса, давая им один нож, и говорили, что у них есть два дня, чтобы добраться до базы. В любую погоду, в дождь и жару пробирались сквозь огромные болота, горы, обрывы, переправы, поля... Но добирались, причем всегда и сами...
Это уже была не просто подготовка элитных солдат, из них делали непроходимых роботов, которые должны уметь выполнять все, не чувствовать боли, никаких эмоций, страха, а только идти на пролом, добиваясь своей цели. Обессиленные приходили в свою комнаты и только добравшись до своих подушек, вырубались, правда конечно если ты не брошен в никаком поле или лесу без еды, и мягкой кровати.
По началу, когда у Третьяковой еще была температура, Виталик ее почти не трогал, даже просил, что бы она отлежалась, а как только поправится, то пусть дальше продолжит занятия, на что всегда получал грубое «Пошел н*х! Отвали! Иди к черту!»и прочее. Но как только Третьякова выздоровела, вот тут то Абдулов и стал на ней отыгрываться. Жесткие крики, постоянные придирки и недовольства. Ему вечно что-то не нравилось, он постоянно на ней срывался и орал. Было очевидно, что она показывала лучшие результаты и всегда шла первой, но он всегда был ей недоволен, придираясь к мелким деталям. По началу она терпела, думая, что действительно что-то делает не так, но потом четко видела, что его все эти недовольства уже были не актуальны, поэтому часто с ним сцеплялась в разных перепалках. Та страсть, которая была ранее, просто исчезла в неизвестном направлении, плотно закрыв за собой двери на все замки, выкинув ключи от них подальше.
А Абдулов??? Что Абдулов, он просто пытался таким способом выкинуть ее из головы, возненавидеть. Что бы она его возненавидела. Срываясь на ней, пытался перебороть ту страсть и пыл, которые просто окутывали его при виде Лены. Всегда давал ей самые сложные задания, отправлял ее в лес через самые непроходимые дороги, но она всегда благополучно возвращалась, причем первая. Учил ее разным борьбам и, не смотря на то, что она девушка, швырял ее как футбольный мячик, чем сильно причинял ей физическую боль, к которой она потом начинала привыкать. Пытался найти в ней ее болевые места, не только физические, но и душевные, но только с каждым разом понимал, что она просто непробиваемая и непроходимая, как скала. Искал в ней минусы как в девушке, женщине, но все больше убеждался, что она ему все сильней и сильней нравиться, от чего просто бесился.
А Лена??? Не показывала перед ним свою слабость, боли, обиды, вообще из них реально сделали роботов, которые ничего не чувствовали, что очень хорошо отразилось на отношениях между Леной и Виталиком. Не понимая его вечных придирок и недовольств, каждый раз грубо его посылала, но в глубине души, сквозь всю ненависть, она испытывала теплые чувства к этому мужчине, который, как ей казалось, просто ее ненавидел. Так пролетело два месяца, было уже середина августа, погода в основном была жаркой, за это время из них сделали не просто элитных солдат, а настоящие неразрушимые машины. С такой жизнью Третьякова уже смерилась, Козлова не отставала и всегда была рядом, и как подруга и как лучшая «элит машина».Изменилось почти все, кроме тех же дружеских отношений между Леркой и Ленкой: изменились отношения Козловой с Серегой, у них как раз таки было все гладко. Лерка часто рассказывала, как он ей помогает, обучает, подсказывает в той или иной ситуации, правда близко к себе не подпускает и не переступает черту «просто друзья» в «отношения между женщиной и мужчиной»; изменился весь распорядок дня; режем; график; нагрузки, даже фигуры девушек очень изменились. Они стали более подтянутые, угловатые, спортивные. Накаченные руки, ноги, небольшие кубики на прессе - все это прибавляло им только женственности и сексуальности. Часто не хватало простого секса с противоположным полом. Как держалась Козлова, было вообще не понятно. Изменились отношения между всеми девушками, они стали более сплоченнее, ближе, всегда стояли горой, узнавали друг друга, помогали, правда Третьякова все чаще и чаще стала замечать на себе подозрительные взгляды двух девушек, которые с самого начала не внушили ей доверия.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:46:14 постоянная ссылка ]
Еле отодрав Третьякову от бильярда и выйдя в темный коридор, они подошли к следующей двери, ожидая уже увидеть что-нибудь сверх интересное. Введя опять тот же пароль, дверь отъехала в сторону, и их взору открылся огромный пустой, почти пустой, зал, и походу балетный зал, так как вдоль периметра помещения были только деревянные перила для занятий.
-Лерка, они че еще и балетом увлекаются? - ошарашено спросила Лена. В воображении рисовался уже дельфинарий или же целый аквопарк, но не класс для балета же.
-Ага, стриптиз, балет, дальше че, фигурное катание и акробатика в цирке??? - так же очумевши спросила Козлова.
-Так понятно, здесь ловить нечего! - видя, что класс пустой и в нем точно больше ничего нету, Ленка нажала на кнопку и дверь закрылась. Пройдя еще несколько шагов, приоткрыла следующую дверь, которая была без дистанционной панели и на простых петлях, но лучше бы она не открывала, так как если до этого ШОК был у нее, когда она увидела бильярдные столы, то сейчас у Козловой от увиденного глаза выскочили из орбит на пружинке, а потом обратно залезли, как в мультиках. Козловой, казалось, что она сейчас попала в рай и ничего наиболее лучшего, прекрасного и более превосходного она никогда не увидит, а то, что она последние два с половиной месяца пробыла на базе где-то в лесу, только подбавляло азарт и завораживало ее. Ленка, зайдя сюда следом за Козловой, прокляла все на свете, так как была уверена, что отсюда они точно долго не выйдут, так как ее подругу будет вытащить просто нереально. А Козлова же сначала первые секунды молчала, потом протерла глаза, убедившись, что это не ночной глюк, а потом заорала на всю комнату как резанная и рванула к первому стеллажу с вешалками. Это была не комната, это был самый настоящий магазин вещей, шмуток и разного трепья. По бокам стояли множество разных шкафов с полками, вешалками, выемками, на которых чего только не было: и обувь, и сумки, и всякие бижутерии и аксессуары. Чуть дальше стояло несколько шкафов с разными шубами, от которых глаза лезли на лоб. Так же много вешалок с платьями, штанами, шортами, футболками, несколько манекенов одетых в одежду. Огромное зеркало, хотя даже не одно, а как минимум десяток. В центре комнаты по всюду были напичканы стеллажи с вешалками разной одежды, начиная от зимней и заканчивая летней, причем только женской, даже нижнее белье здесь присутствовало.
Подлетев к первой полке она начала судорожно снимать вещи и загребать их в руки, на плечи, натягивая какие-то шорты на себя, а сверху платье, при этом всячески метаясь из угла в угол:
-Клоп! Смотри какая сумочка! - визжала она, схватив кожаный предмет ярко красного цвета. -Ленка, Ленка, смотри, смотри! - продолжала бегать по этому достаточно огромному помещению в разные стороны набирая разного трепья в руки, даже не дожидаясь ответа от Третьяковой.
-О Боже... смерти прошу, что так жалко что ли? Не для себя же прошу! - опрокинула она голову к потолку, закатив раздраженно глаза. Шопинг для Козловой, а еще и в добавок бесплатный, да и к тому же после двух месячного перерыва ,равносилен был глотку в жару, дождю в пустыни или жаркому солнцу в Антарктиде. - Лер! - подозвала она подругу, и та резко подбежала к ней.
-Подержи пожалуйста! - вывалила она всю эту кучу тряпок Ленке, освобождая себе руки для следующей партии. Дальше стала пополнять свои запасы.
-Лерааа! - громко крикнула Третьякова, пытаясь вернуть подругу в реальность.
-Ась? - отрезвилась она от резкого крика и уставилась на Третьякову, держа в руках уже вторую гору одежды.
-И зачем тебе все это хламье, вместо ОЗК по лесу будешь бегать что ли в этом? - достала она из кучи первую попавшуюся тряпку, достаточно приличной цены и из хорошего материала, которой оказалось какое-то платье. Все. Козлову это просто убило. Это было похуже любой другой смерти чем той, когда перед тобой такой огромный выбор дорогущей и качественной одежды, и ты не можешь ее надеть. Улыбка сразу пропала с ее лица, и она только выронила кучу одежды из рук. Третьякова поняла, конечно, что свою подругу она повергла в убийственный шок, но как-то же надо было ее отсюда выводить, а этот аргумент весьма весомый, поэтому отложив кучу вещей, которую ей недавно сплавила Лерка, она подошла к озадаченной и поникшей подруге и потянула ее за руку, выводя от греха подальше из этой комнаты, но невольно мотнула головой и сама завизжала от радости:
-Аааа, кроссовки!!! - ломанулась она к полке, на которой в несколько рядов стояла разная спортивная обувь разных размеров. Кроссовки, кеды - это было сейчас просто спасение после этих дуратских и до ужаса натирающих берц. Лера, которая тоже любила более спортивную обувь, хоть и была модницей, тоже кинулась к обуви. - Какая прелесть! - схватила Ленка какие-то кеды и стала крутить их в руке, быстро проверив размер. Лера тоже ковырялась и тоже себе что-то присмотрела. - Все, пойдем! - долго не затягивая, а то Козлова опять тут устроит, Третьякова потащила ее за собой, при этом запихнув кроссовки себе в шорты сзади. Для Козловой же было более проблематичней, так как она была только в одних трусах, поэтому закинув новое приобретение, которое они все равно тут не смогут одеть, под мышку, они довольные покинули эту комнату, в которую Ленка про себя отметила, больше не пустит Козлову.
Следующая дверь, следующая картина. Дальше был точно такой же отдел, только мужской одежды, потом огромный зал детских игрушек и всяких прибомбасом с колясками и прочим хламом для малышей, который тут вообще не понятно для чего был. Следом две пустые комнаты, а потом небольшое кафе. Дальше очередной зал, в котором по центру стояло два огромных длинных стола с разными сервизами, вилками ложками, красивыми тарелками, правда без еды конечно. Именно за такими столами и едят высшие персоны и богатенькие папики. После судя по всему простая комната отдыха, так как в ней было несколько диванчиков, небольших столиков с кучей журналов и огромным плазменным телевизором. Следом небольшая комнатка с разными тренажерами, только зачем не известно, так как на втором этаже итак был огромный спортивный зал. Комната с разными строительными материалами, красками, досками, фанерами, лаками и прочей ерундой, и судя по всему, сюда никто не заходит, так как пыли здесь было просто уйма. Еще было несколько комнат, к которым не подходил код, и они не открывались, не удовлетворив любопытство двух девушек, которые при очередной двери открывали рты.
-Ладно, пойдем! – поняв, что здесь они все обошли, Ленка поправила свои кроссовки в шортах и развернулась на сто восемьдесят градусов. - Только тихо! - вспомнила она вдруг о конспирации, когда до этого сама же орала как резаная, забыв, что надо вести себя тихо. Пройдя уже довольно знакомый длинный коридор, подошли к включателю и выключили итак тусклую лампочку, оказавшись вновь в полной темноте. Вновь на ощупь и на память стали идти к двери, ведущей на второй этаж, и очередной грохот железа разразился на все помещение.
-Черт! Опять это ведро! - прошипела Козлова, проклиная себя, что уже второй раз наткнулась на него. Минута молчание, а потом загадочный голос Ленки, жаль что лица ее в темноте не видно было, так как она точно что-то задумала:
-Ведро говоришь? - хмыкнула она, хотя Лера ожидала от нее сейчас крики, что та так неаккуратно.
-Да! - подсекла Лерка что-то неладно.
-Бери с собой! - стоя в темноте и без доли шутки сказала она.
-Зачем? - ошарашено спросила та. - У меня туалет не засерался, да и в ведро ходить как-то не удобно.
- Бери давай и все! Поиграем в пианер-лагерь! - довольно выпалила Третьякова, растянувшись в улыбке.
-Чаго? - офигевши еще больше, спросила Лерка, при этом услышав какой-то шум и скорее всего открывающую дверь.
-Драпаем! - шепотом произнесла Третьякова, тоже услышав движение и нащупав кнопку в темноте и открыв дверь, они ломанулись по лестнице вниз, при этом Козлова все-таки успела прихватить ведро, так и не поняв зачем.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:49:03 постоянная ссылка ]
-Зачем? - спросила она интересующий ее вопрос.
-Ты еще не прыгала, а это надо исправлять! - не церемонясь, произнес он, обдав льдом своих глаз огонь ее.
-Я не буду прыгать! - на полном серьезе произнесла она, и хоть голос ее не дрогнул, в глазах же появился небольшой страх, слава богу, который не заметил Виталик. Прыгать с ним.. С одной стороны покорить эту высоту, сделать этот прыжок, о котором она так давно мечтала именно с этим человеком, ей до ужаса было приятно, ведь на данный момент он, как не крути был самым близким человеком, конечно, после Лерки. Но с другой, она ужасно этого не хотела, точнее сказать, просто боялась, так как с этим человеком было не все так просто. Ей его было просто не разгадать: что он чувствует, о чем думает, что предполагает, и во время прыжка, когда в тебе хлещет огромнейшим потоком адреналин, под действием такого до ужаса приятного шока, совсем можешь потерять контроль.
Конечно, понятно, что там, в воздухе она на него не набросится и не изнасилует, а просто откроется ему, откроет дверь к своей душе, только делать этого не хотелось, вернее было просто страшно.
-Пока можешь спуститься со всеми. – казалось, он вообще не слышал ее сейчас. Никакой перемены в лице, и он только взял в руки два приготовленных рюкзака с парашютами, один из которых всегда был его, а другой обычный, из той полки, куда их положили все девушки после сборки и проверки мужчинам.
-Я сказала, я не буду прыгать! - ее начинал раздражать его такой пофигизм и то, что он даже не слушает ее.
-Через десять минут поднимись сюда опять, а пока можешь спуститься на первый этаж, полюбоваться на самолеты ,а то я заметил, ты от них глаз не отрывала! - опять он сделал вид, что пропустил ее ответ, и даже ничего не говоря, дал распоряжения о дальнейших действиях, при этом заметив, как глаза Ленки чуть расширились. Она даже и не заметила, что когда была этажом ниже и смотрела на тех громил, за ней наблюдал Абдулов. То есть он все-таки смотрит в ее сторону, хотя... он всегда внимательный и все и всех видит.
-Ты что, меня не слышишь, я не буду прыгать! - уже в очередной раз произнесла она, чуть взъевшись. Глаза Виталика стали каменеть, но он даже не срывался и не пытался ее заставлять, зная, что она все равно прыгнет. Заставит...
-Почему? - всего один единственный вопрос, который он все-таки задал, и которого Ленка не ожидала, так как была уверена, что сейчас он ее просто впихнет в этот рюкзак, вернее натянет его на нее и скинет с крыши этого здания, а вовсе не с вертолета. И вот, он опять такой непредсказуемый, ведет себя до ужаса спокойно и непонятно, а она ожидала совсем другой реакции...
-Я высоты боюсь! - глупо, необдуманно, но надо же хоть как-то противиться.
-Ага, именно поэтому в Англии ты жила с Леркой на 23 этаже, которая до ужаса боится высоты. Именно ты, заставила своего отца объездить пол Москвы в поисках для вас квартиры в каком-нибудь небоскребе, но все-таки ограничились четвертым этажом, именно ты в Англии оббегала все самые высокие места, именно ты мечтала съездить на самую высокую точку мира, хотя даже и не знала, где такая и есть ли она вообще, именно ты хотела залезть в диадему Статуи свободы в США, именно ты...
-Хватит! - сорвалась она. Откуда он все это знает. Да, у него само собой было досье на девушек, еще с самого первого дня их здесь пребывания, но в нем же не излагается то, о чем она мечтала и чего хотела, все в мельчайших подробностях. Там обычно пишется подробная биография жизни, а тут такое... - Откуда ты все это знаешь? - тяжело дыша, даже не зная от чего, спросила она.
-Не важно! - ушел от ответа он, вспоминая, как Серега часто ему рассказывал про то, как Лерка просвещала его в свои приключения из той, прошлой, жизни, и конечно же там не обошлось без Ленки. Все до невозможности просто и банально. Именно через этот телефон многое и узнавал Виталик. - И теперь не надо мне заливать, что ты высоты боишься! - спокойно и на том же уровне добавил он. Да, победу он здесь явно одержал и Третьякову поверг в шок, и только опустив глаза, она согласилась:
-Хорошо! - направилась вниз, столкнувшись с Жанной в проеме у лестнице.
Стоя внизу, и поглаживая крылатую железную птичку, она представляла сейчас себе этот прыжок.
Спустя какое то время спустился и сам Виталик, и тихо, очень незаметно подошел сзади к Ленке, которая так и держала руку на серой поверхности самолета.
-Готова? - тихий и все такой же спокойный голос, от которого она дернулась и резко повернулась, встретившись с пустотой в его глазах. Да она готова, хотя нет, с ним она никогда не будет готова, но все равно ей этого не избежать.
-Да! - протянула она, заметив, как Жанна спустилась вниз по лестнице, а после вышла из здания. Вскоре почувствовала теплую руку Виталика на своей, и опустив голову, чувствуя как маленькие электрические заряды разбегаются по всему телу, заседая в области груди, его опору, близость и просто чувствуя его, последовала за ним на второй этаж.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:49:13 постоянная ссылка ]
Взяв два рюкзака и еще какую-то черную сумку, повел ее к еще одной лестнице, ведущей на крышу этого здания. Все так же не отпуская ее руки, поднялся, открыв люк, почувствовав поток духоты и эту палящую жару, которая стояла неизменно все лето. Потянул ее за собой, и только когда ее взгляд наткнулся на еще одну «птичку», вернее даже "стрекозу" или какое-то другое "насекомое" и она остановилась на лестнице, сжав еще сильнее руку Виталика, заулыбался вновь от ее реакции.
Прямо по центру крыши стоял вертолет на посадочном поле, обведенном и выведенном зеленым цветом. Модель, марку и происхождение этой летающей штучки она сразу и без проблем узнала и определила.
Отпустив ее руку, при этом заметив удивленный взгляд Лены, которая в этот момент завораживающе гладила груду летающего металла, присел на корточки и стал открывать большую черную сумку, которую прихватил ранее. Сколько она так простояла, гладя по холодному железу, не известно, но вскоре почувствовала легкое прикосновение к своему плечу и, повернувшись, увидела Виталика, который быстро убрал руку.
-Одевай! - протянул он ей какую-то штуку, из которой торчало много затяжек, веревок и крепителей.
-Че за дрянь? - начала она быстро приходить в себя, смотря на эту непонятную и перепутанную ерунду. Виталик только незаметно улыбнулся, видя, что ее разум вновь с ней, и ее колкий язык тоже.
-Третьякова, это не дрянь, а подвесная система...
-Нафига она? - не дала даже ему договорить, а только взяла из его рук эту путаницу веревок.
-Она к парашюту крепится! - посмотрел он на ее удивленное лицо, наблюдая, как она сейчас крутит эту систему в руках и не понимает, как ее можно надеть.
-И куда ее одевать? - понимая, что сама не разберется с этой штукой, она обратилась за помощью к нему, даже не посмотрев на него.
-Давай помогу! - вновь забрал он у нее из рук это изделие. - Объясняю один раз: подвесная система предназначена для соединения парашюта с парашютистом, равномерного распределения нагрузки на тело парашютиста и удобного размещения парашютиста при снижении и приземлении. Она состоит из наспинно-плечевых обхватов, грудной перемычки и ножных обхватов... - стал он ей пояснять суть этой, как она выразилась «дряни».
-Ладно, не грузи! - решила она не слушать эту брехню дальше, так как итак уже было все понятно. Стоя молча и слушая его указания, такого рода, как «сунь сюда ногу, подними руки, вдохни в себя, так нормально затянул? Не жмет? Не болтается?» и прочую ерунду, наблюдала за ним, как он старательно одевает это барахло на нее, затягивая и распутывая ремни. После надел на нее рюкзак с самим парашютом, закрепив все, а потом дернув ее слегка за ремень на груди, произнес:
-Готова! - посмотрел в ее затуманенные глаза, правда не понял от чего.
-А ты?
-Сейчас и я буду готов! - ответил он, отворачиваясь от нее и чему-то улыбаясь. Быстро нацепив на себя такую же подвеску, зажимая и регулируя ремни на своем теле. - Все. Полетели? - прожигал ее своим льдом глаз, от которого она согревалась изнутри.
-Думаешь надо? - вот сейчас в теле у нее появилась маленькая дрожь и от волнения перед прыжком и от самого прыжка конечно тоже.
-Надо! - произнес он, развернув ее к вертолету и подтолкнув ее внутрь. Задней двери у вертолета не было, так как он специально был предназначен для тренировок и прыжков. Присев на железную лавочку, осмотрелась внутри, а потом повернула голову к пилоту и на позитиве произнесла.
-Здорова летчик! - поправила лямки от рюкзака, замечая, что Абдулов садится за соседний штурвал, начиная нажимать на разные кнопки и поднимая и опуская разные рычажки, при этом надевая на себя наушники
-Третьякова, заткнись! - повернулся он к ней быстро, но тут же отвернулся. В его голосе не было никаких угроз или злобы, просто, он можно сказать ее впервые попросил помолчать, хоть и не очень вежливо.
-База 47312,Тверская область. Разрешите подняться в небо? - держа рацию в руке, произносил он, параллельно слушая, как Ленка поет на зло ему песню "Первым делом, первым делом вертолееееты, ну а девушки, а девушки потом..." чуть припрыгивая на железной скамье.
-Прием. База 47312, разрешаю взлет. - прозвучал скрипящий мужской голос через громкоговоритель.
-Принял. Взлет разрешен! - принял он разрешение, повесив эту рацию на место. - Как всегда, на поле! - произнес он рядом сидящему парню, который молча кивнул головой, держась за штурвал, начиная заводить двигатели... - и в песне не вертолеты, а самолеты! - повернулся он к все еще поющей Ленке, подмигнув ей, что она конечно не заметила, и вскоре замолчала, слыша, как мотор этой птички начинает гудеть. Сердце замерло, а потом стало отбивать бешенный ритм как на барабанах. Все вокруг загудело и затрещало, а Виталик вновь повернулся к ней и сказал, вернее даже прокричал, так как гремящие двигатели заглушали все вокруг:
-Прыжок будем совершать на высоте примерно 900 метров. Слышишь меня? - обратил он внимание на ее чуть разлетающиеся от порыва ветра, вызванного движением винтов, волосы, которые частично были убраны в хвостик. Она молча кивнула головой, а он продолжил. - Когда открывать парашют, я тебе дам знать в воздухе. - отвернулся после ее очередного кивка в знак согласия и стал тянуть на себя штурвал. Медленно, не спеша отрывались от взлетной поверхности крыши, когда же Ленка зажмурила сильно глаза, а потом быстро открыла, заметив, что они уже пролетели крышу их базы, направляясь куда-то через лес. Вот оно, начинается.
Она уже примерно на тысячу метров от земли, начинает покорять эту высоту и уже по телу разлетаются приятные, еще не изведанные ранее ощущения полета. Так давно об этом мечтала ,и вот это скоро случится. Сейчас она так высоко, над всеми, выше даже всех этих елей и сосен, которые ранее казались просто громилами. Чуть привстав, облокотилась руками о основание, где по идеи должна быть дверь вертолета. Резкий, жаркий ветер в лицо, растрепанные волосы и сияющая улыбка на ее губах, блестящие глаза, в которых сейчас столько намешано: радости, шока, эйфории, потрясения, растерянности, неожиданности и простого счастья. Сейчас, преодолевая все то, что находилось внизу, обо всем забыла вокруг. Никаких проблем, а только она, летящая над всем этим примерно на высоте два километра от земли. Казалось, ее восторг даже гул мотора и рев винтов заглушил, ничего не слышала вокруг и даже не заметила, что когда приблизилась к открытой двери, Виталик вмиг напрягся. Да-да, именно от страха, что эта дуреха, которая сейчас под впечатлением может натворить глупостей. Иногда поворачивая голову назад и чуть расслабляясь тому, что она все еще в вертолете, продолжал управлять этой чудо-техникой, проклиная себя, что эта девчонка его так выводит тем, что он за нее переживает больше, чем за свою жизнь.
Летели наверное пол часа, но это время пролетело как за секунды, и все так же не отрывая глаз от всей этой красоты и не отходя от двери, она завораживающе смотрела на все, что было сейчас внизу. И почему люди боятся высоты? Что за ерунда? Ведь это вовсе не страшно, а определенно потрясающе. Когда ты паришь в небе, выше всех, покоряешь высоту, пусть и не очень большую, но все же, ты как будто превращаешься в птицу и в твоей спине прорезаются крылья, которыми ты начинаешь взмахивать, прорезая перед собой этот горячий и душный воздух. Перед тобой нет никаких преград, проблем, барьеров и чего-либо еще, только ты, высота и воздух, который развивает волосы и приятно хлещет по лицу.
-Готова? - она даже не заметила, как Абдулов встал со своего места и приблизился к ней. Повернула к нему голову и в знак согласия кивнула. Вертолет стал медленно спускаться вниз, приближаясь к порогу 900 метров.
-Надень! - протянул он ей прозрачные пластмассовые огромные очки на пол лица, которые она сразу надела на себя. - Сама прыгнешь или подтолкнуть? - решил уточнить он.
-Сама! - и тут же услышала его не очень громкое "Прыгай" даже через рев мотора.
Мир на мгновение замер. Все перевернулось, и она как в замедленном действии оттолкнулась от железного пола вертолета и прыгнула в эту бездонную, жаркую и наполненную только горячим воздухом пропасть. Все. Она летит. Летит вниз, чувствуя, что земля ее притягивает с неимоверной скоростью. Чувствуя, что в лицо бьет резкий и до ужаса приятный воздух. Раскинув руки в разные стороны, первые секунды ничего не понимала, а только прикрыла глаза, но через мгновение резко их открыла, осознавая, что совершить этот прыжок с закрытыми глазами было бы глупо. Летела как птица, и разница была только в том, что птицы могут лететь и дальше, а Лена только падала вниз, что ее ничуть не расстраивало. Эйфория, огромный поток адреналина, который быстрее скорости света вырывался из ее тела, груди, порыв души и сердца. Полная, всевозможная и огромная свобода, обнять которую не хватило бы всех человеческих рук на земле. Полное отсутствие в этом грубом и порой жестоком мире и никакой извергающийся и движущийся вулкан не сравнится с Ленкой, со всеми ее чувствами и эмоциями, которые потоком из нее вырывались. Заглядывалась вокруг ,хоть и толком не понимала, что видела внизу себя. Да, она псих и просто так совершить этот прыжок определенно не для нее, поэтому издав громкий крик первой буквы алфавита, от которого рядом летящий Виталик улыбнулся в полете, сделала легкий кувырок в воздухе вокруг себя, закричав с новой силой, чувствуя, как в открытый рот огромным потоком хлынул горячий воздух. Для Виталика каждый прыжок конечно это новые чувства и ощущения, и пусть для него это уже не впервой и давно изведанное, но каждый раз, как первый, и безусловно, именно этот прыжок запомнится ему навсегда, так как рядом летит именно она, именно это чудо, которое он с одной стороны так боялся, а с другой хотел с неимоверной силой. И почему она так боялась перед ним открыться. Да именно сейчас она такая, какая есть по жизни: открытая, честная, жизнерадостная, чувственная, проникновенная, добрая, а главное, счастливая.
Ничего вокруг нету, и ты приближаешься к земле, по которой каждый день ходишь и которая безусловно начинает надоедать. И пускай ты побыл на этой высоте так мало, летел как птица, бабочка, самолет или что-либо еще, ты не расстраиваешься, так как таких ощущений больше нигде не испытаешь. Буря, вулкан, цунами - ничто не сравнится с потоком таких эмоций.
Повернув голову в сторону Виталика, который не отрываясь от нее наблюдал за всеми ее действиями, счастливой улыбкой и светящими глазами, она заметила, как он жестом ей показал, что пора открывать парашют, что она незамедлительно и сделала, но сердце, кажется, рухнуло не в пятки, а сразу на землю, мир остановился и жизнь закончилась, так как четко осознала, что даже при повторной попытке парашют не открылся.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:49:25 постоянная ссылка ]
И почему даже в такой момент, когда выхода уже никакого нет, когда жизнь, кажется, закончилась, когда твоя смерть в долях секунд от тебя, у человека не могут прорезаться крылья в спине, которыми он бы незамедлительно вспорхнул всего лишь пару раз и смог бы приземлиться благополучно на землю. Если до этого жаркий и душный воздух приятно обдувал лицо, то сейчас же он казался как никогда холодным, пронизывающим насквозь и проходящим насквозь. Да, как бы не звучало странно, но именно в такой момент воздуха совсем не хватает.
Ты похож на дельфина, которого в стихийное бедствие выбросило на берег и от нехватки воды он бьется и мечется, хватаясь за небольшие волны, которые периодически его умывают, но этого совсем мало для спасения жизни, и надежда о том, что тебя спасут какие-нибудь мимо проходящие люди, совсем минимальна. Ты как мотылек, который забрался в какую-то комнату и пытаешься выбраться через стекло окна, которого не видишь и не понимаешь, что мешает твою короткую жизнь насладится полной свободой и вдохнуть воздуха полные легкие, и тебе приходится медленно умирать на подоконнике этого окна, в подсознательном уровне все равно повторяя попытки пробраться через эту прозрачную преграду. Ты как корабль, когда во время бури твоя корма и мачта повреждена, и ты полностью поглощаешься водой, которая медленно тебя затягивает в эту трясину, наслаждаясь твоей медленной смертью, растягивая это удовольствие для себя. Ты как подбитый самолет, с одним бдребезги разбитым крылом или хвостом, и вроде тебя еще не уничтожили до конца и шанс на спасение есть, но он совсем минимальный. И вот именно в такие моменты, для дельфина солнце начинает палить еще жарче и дышать становится невозможно. Мотылька прихлопывает какой-нибудь жестокий человек, совсем не задумываясь, что его итак мизирно короткая жизнь закончилась. Для треснувшегося корабля буря только усиливается, швыряя его еще сильнее, а потом все сильнее и быстрее поглощая на дно, а для подбитого самолета летит еще одна ракета, которая попадает прямо в цель и полностью уничтожает. С одной стороны не знаешь, что лучше, медленно умирать, так как прощаться с этим мором и расставаться со своей жизнью не хочется или же наоборот, быстрая смерть, чтобы лишний раз и время не мучиться и не ранить себя еще больше душевно. И не удивительно, что многие люди, которые прыгали с парашюта, и который не открывался, получали разрыв сердца еще в небе от страха в неизбежной смерти. Наверное, это приятнее умереть на высоте, чем вдребезги удариться о землю, которая так жестоко с тобой расправляется. Рожденный ползать летать не может. Сейчас этими словами можно как никогда описать сложившуюся ситуацию.
Что она чувствовала в это время, когда знала, что ее недолгие девятнадцать лет закончились и она не смогла полностью погрузится в простую жизнь, не успела влюбиться, создать семью, родить детей, попрощаться со своими близкими в конце концов. Что чувствовала? Да ничего. Ее полностью поглощала густая пустота, делая из нее огромную черную дыру, в которой ничего нет. Что она чувствовала, когда понимала, что ее убивает собственная мечта, которую она так долго пыталась воплотил в реальность? Да ничего. В такой момент она только осознавала, что все, это конец и он неизбежен. Только она не учла одного, а именно того, что когда смерть застает в самый неподходящий момент, может появиться ангел, который своим светом будет бороться за нее и если победит, то ее жизнь продолжится, а если нет, то это все...
Судьба странная штука, она распоряжается твоей жизнью, хоть и управляешь ей ты сам и от твоих действий и поступков зависит ее решение, но что сделала плохого в своей жизни Лена, что та решила так безжалостно с ней расправиться. Что она натворила, что та, даже не спросив решения своей хозяйки, решила все за нее. А может это не конец и этот нераскрытый парашют только новый шаг к чему-то дальнейшему. Может именно судьба решила преподнести Лене какой-то урок, которым она должна воспользоваться, а может она ее просто направила в нужную сторону, так как та стала медленно сворачивать со своей линии жизни. Что это: злая шутка, несправедливость или нужное направление твоей жизни в русло, в которое ты должна шагнуть? Ответа на этот вопрос сейчас нету, но ведь когда-то же он должен появится, и появится должен в тебе, в твоем разуме, душе и сердце.
Повторив попытку раскрыть парашют, ощутила, что выхода больше нет, и совсем забыла о каком либо шансе на спасении, который всегда все равно присутствует. Чувствуя, как глаза медленно сами стали закрываться против воли своей хозяйки, так как сами боялись близко столкнуться с твердой поверхностью земли, она пыталась уловить хоть какое-нибудь биение своего сердца, но его не было, так же как и не было ничего и никого вокруг. Все это происходило за доли секунды, но они казались минутами, часами, которые растягивались как жевательная резинка, позволяя ей вдохнуть последние молекулы воздуха, от избытка которых ей становилось дурно.
Для Виталика такой инцидент был не впервой и он знал, чем все это может закончится и как тяжело это осознать, но сейчас, вот именно он наверное получил разрыв сердца, когда понял, что парашют Третьяковой не раскрылся. Для него на мгновение жизнь тоже оборвалась, все закончилось и он пропал в неизвестность, но отказываться от борьбы за спасение своей жизни, а главное ее, он не будет. Сдаваться, как это сделала сейчас Лена, он не станет, так как отчетливо понимал, что если закончится жизнь этой совсем еще юной девушки, которая столкнулась лбом со своим концом, закончится и его. Второй раз пережить такое потрясение для него станет невозможным. Понимать, что теряешь дважды любимого человека это равно тому, чтобы добровольно идти на пожизненные пытки и медленно умирать от того, что тебя разъедают твои же мысли, муки и терзающие чувства потери и одиночества. И если она сама сейчас смирилась, что ее жизнь окончена, то тогда он поборется за нее сам, и во что бы то ни было выбьет ее из цепких лап неизбежности.
На глаз определив расстояние от нее, которое примерно равно было десяти метрам, он, совершив два кувырка в воздухе и моментально сократив расстояние между собой и ей, без каких либо усилий, просто схватил ее, сильно прижав спиной к своей груди.
Вот она, ее соломинка, за которую ей надо было сразу тянуться и тащиться за ней. Вот он, тот человек, который, как дельфина выкинет ее снова в море. Вот она, открытая форточка, через которую сможет вылететь мотылек. Вот он, тот легкий ветерок, который разгонит все тучи на небе, утихомирит море и заделает все раны на корабле. Вот он, последний маневр, который благополучно спасет самолет от ракеты, и он благополучно приземлится на землю. Вот он, ее ангел, который сражается с темными силами за ее жизнь, когда должна это делать она сама. Вот он, ее спаситель, которому она будет благодарна всегда, так как понимает, что удары в ее сердце вновь начинают чувствоваться.
Не отпуская ее из рук, он резко дернул за спасительную веревку и парашют с огромной силой стал выбираться наружу из тесного рюкзака за его спиной, так как уже сам понимал, что ему давно пора наружу, вдохнуть свежим воздухом и медленно опустить их на землю. Лена, чувствуя легкую отдачу и то, что они на мгновение остановились в воздухе, а потом уже гораздо медленнее стали опускаться на землю, вроде как начала возвращаться в реальность, но тут же поняла, что если с одной проблемой они расправились, то новые еще только впереди, так как сейчас они летят над чертовым болотом, которое прозевали во время потрясения. Чувствуя сильные руки на своем животе, половина опасности уходила на второй план, и сейчас хотелось отвернуться от того, что ждало их дальше, повернуться к нему лицом, посмотреть в его глаза, которые как раз именно в этот момент вовсе не были ледяными, а потом еще крепче прижаться к нему, уткнувшись в его грудь, зная, что он и здесь выберется из полной задницы и конечно не оставит и Ленку. Только у судьбы своя игра и правила у нее свои...
Конечно, Лена знала, что при распределении веса тела в воздухе как-то можно двигаться и перемещаться на высоте, что примерно сейчас и делал Виталик, но каким образом ей было не понятно, так как она стала замечать, что болото оставалось позади, и теперь они медленно приближаются к гладкой поверхности воды, в которую через пару секунд и погрузились, захватив в последний момент побольше воздуха.
Вошли оба красиво, без всяких брызг, как будто проделывали настоящий прыжок в воду. Как так получилось, что Виталик не успел отцепить парашют, осталось обоим неизвестно, но оба поняли, что эта была его огромная погрешность, так как, расцепив руки в воде и открыв глаза, обоим стало ясно , что парашют, медленно наполняясь водой, начинал погружаться вниз, не давая им возможности вырваться на поверхность. Воздуха вновь не хватало, и в разуме появилась мысль, что это второй конец, и жизнь опять в огромной опасности.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:49:39 постоянная ссылка ]
Ну почему неприятность никогда не приходит одна, а тянет за собой череду последующих? Кажется, они сейчас спаслись от одной ее гибели на двоих, как их накрыла новая опасность. Почему все природные стихии обратились сейчас против них: небо, земля, а теперь еще и вода. Вот сейчас как никогда хотелось стать тем дельфином, которым она чувствовала себя на высоте, почему все не так, как должно быть, почему все так сложно и непонятно? Биться сейчас в воде, чувствуя, что воздуха конкретно не хватает, а легкие все равно его требуют, и сильное давление воды.
Пытаясь под водой разобраться в этом парашюте, который все ниже и ниже погружал их, она стала замечать, что Виталик пытается справится и отцепить эту чертову подвязку, которая как всегда застряла. Было такое ощущение, что они в каком-то боевике в роли главных героев сейчас удирают от кучи бандитов, и как по заказу жанра, у одного из них не раскрылся парашют, и другой человек оказался спасителем, прям как супер мен, появившись из ни откуда. И теперь они оба под водой запутались в этом несчастном парашюте, который их несколько минут назад спас, а сейчас убивает, и не хватает только череды пуль ,от которых бы они как в фильме укрывались. Только в кино не так все страшно, там почти всегда хеппи-энд, счастливый конец и «жили долго и счастливо»,но здесь не кино, и все на много опаснее, страшнее и реалистичнее. Что делать то, опять сдаваться, как она сделала это несколько секунд назад? Да, придется, так как с такими ситуациями она еще не сталкивалась, и вновь ее глаза начинают сами закрываться, пытаясь избежать увиденного. В жизни как обычно бывает: не везет, не везет, потом как НЕ ПОВЕЗЕТ, а потом опять не везет, не везет. Сейчас с ней наверное было примерно так же.
Организм не может ее бороться с таким количеством воды, а моральных сил уже не хватало еще при полете. Но она вновь не одна, и хорошо это поняла, когда почувствовала, что в воде ее что-то резко прижало к себе... а потом теплые губы на своих и сильный поток спасительного кислорода, который вновь вернул ее в реальность, и она резко распахнула глаза.
Один воздух на двоих, одно дыхание, одна борьба за две жизни, вкус приятных и сладких губ и уже никакого воздуха не надо. Поцелуй углублялся, и уже чувствовалось соприкосновения двух языков, отчего разлетался электрический ток. Ничего, наверное, этим двоим больше сейчас не надо было, даже этого спасительного кислорода, и вода, как будто смирившись с этим, и видя, что им уже все равно на эту борьбу за свое спасение, сама стала выталкивать их на поверхность.

Гладкая поверхность воды, под которой сейчас два человека, забыв обо всем на свете, сливались душами одним поцелуем на двоих, который их спас в одно время и погубил в тоже самое. И вот они, эти две души сейчас вырвались и пробились сквозь стекло воды, оставляя множество брызг. Как так получилось, что они не заметили, что вынырнули на поверхность, оба не поняли, а только продолжая держаться на плаву, углубляли все больше и больше свой поцелуй, о котором каждый подсознательно мечтал ранее. Все проблемы и заботы ушли на второй план, весь шок и страх бесследно простыл, и он уже не сравнится с теми ощущениями, что они оба испытывали, продолжая наслаждаться этими до боли приятными и такими желанными соприкосновениями. Черт, что может быть лучше, чем поцелуй давно желанного тобой человека. Обняв ее крепко за талию и прижимая сильнее к себе, он просто не мог от нее оторваться, в принципе, как и она. Запустив пальцы в его мокрые волосы, она продолжала терзать его губы, издав еле слышный стон наслаждения от приятных ощущений. Большего не надо было, просто хотелось вечно так целовать его, не отрываясь и не прерывая такого момента, такого красивого, жизненно опасного и до ужаса приятного. Они сейчас оба как бабочки, летали в воде, как корабль плыли по земле, и как человек, парили в небе. Все перемешалось, все стихии, природные среды и их обитатели, а главное и их души .Мир перевернулся, и в этот раз в благополучную сторону для них.
Мысли в голову так и не вернулись, а только молча наблюдали со стороны за этими двумя людьми, которые изливались и сплетались друг с другом. Мокрые и совсем забывшие об окружающем мире. Опять все замерло, казалось, все птицы, звери, деревья, рыбы и все все все молча наблюдали за ними, завидуя им и обижаясь на природу, что та не сделала их такими же счастливыми и способными чувствовать. Порывный, резкий, страстный и манящий поцелуй стал медленно переходить в более нежный и чувственный. Сейчас только легкие прикосновения, медленные и до дрожи в руках ноющие движения, никакой спешки и эти двоя, растягивая момент, наслаждались друг другом в любом формате, от чего головы обоих начинали кружиться и только одна мысль посещали их, что останавливать это чарующее, душераздерательное ощущение никак не хочется.
Пролетающая над ними чайка, издав громкий и противный крик, как будто зависти, заставила вернуть их обоих в реальность, и они, как ошпаренный отскочили друг от друга, жалея, что это наслаждение прервалось, и теперь они вновь в этом жестоком мире. Что теперь делать, что будет дальше?
Оба чувствуя нелепость сложившейся ситуации, стали бегать друг от друга глазами, боясь увидеть какое-то осуждение или отдаления, хоть и понимали, что если бы оно присутствовало, то они бы так не наслаждали этим моментом. Но ведь они этого не знали и только сейчас вздохнув полный рот жаркого воздуха, который уже несколько минут ей был просто не нужен, она первая очухалась от череды этих потрясений:
-Любишь купаться, люби и искусственным дыханием заниматься. - лукавая улыбка и двусмысленность этой фразы, а так же колкость ее языка. Но это лучше, пусть лучше так, чем откачивать ее от шока.
-О боже, Третьякова, как ты даже в такой момент можешь ерничать? - резко скрылся под водой, а потом вновь вынырнул, стряхивая капли воды, все мысли и потемневший рассудок от этого поцелуя. - Ты хоть плавать то умеешь? - решил убедиться он, хотя конечно знал, что умеет, так как она уже несколько секунд держалась на плаву сама. Но говорить то что-то надо, а то эта тишина просто раздавит их двоих. Опять тот же холод в глазах и пустота, и как обидно для нее, что она не видела недавних перемен в его взгляде и как это хорошо для него, так как говорить этой девушке что-либо о своих чувствах глазами ему было страшно.
-Да я чет запамятала! - как-то смущаясь от происходящего, произнесла она, тоже нырнув под воду, остудив свой разум и быстро вынырнула, как и он стряхнув все лишние мысли.
-Слушай, ты как магнит, все неприятности притягиваешь к себе! - произнес он, так как наверное даже сам не попадал в такой поток неприятностей.
-Не нравится, не стой рядом! - неодобрительно брызнула она горячей лавой своих глаз в него. Чем так не понравилось ей его утверждение, она не знала, но ведь она не виновата, что ей так не повезло .Понимая, что сил больше никаких нету смотреть на него, да и просто держаться на воде, она отвернулась, бегая глазами ища ближайший берег, но только почувствовала, что ее кто-то вновь потянул на себя.
-Поплыли! - махнул он рукой в сторону берега, который был и не самым близким, но более менее разборчивым, так как в других сторонах было то самое болото или же куча камышей, в которых можно запутаться, а идти на дно им уже не хотелось.
Ну что делать, придется плыть примерно эти семьсот метров до земли.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:50:38 постоянная ссылка ]
-Я больше не могу! – казалось, плывут уже так долго, а до берега расстояние вроде даже и не сократилось. Силы на исходе. Мало того, что они за своё наказание с Леркой пробегали двадцать километров днем, потом еще изнурительная тренировка, да еще и последние события, которые не очень и хорошо повлияли на все и отнимали даже не физических, а скорее моральных сил, так еще и тут корячиться...
-Ну что ты ноешь как ба...-«...ба», хотел он было продолжить, но тут же остановился, так как понимал, что она итак «ба...», нет, она девушка, но все же.
-Сам козел! - поняла она сразу, что он хотел ей этим сказать и, не обдумывая, выпарила на одном дыхании. И все равно, что она раньше боялась показать себя слабой, все равно, что он подумает сейчас, все равно на его мнение. Зачем сейчас об этом думать и выставлять себя другим и сильным человеком, когда она просто на грани. Теперь все двери открыты и выделываться нет уже не сил и не желания. - Я правда не могу! - повторила она уже это более жалобно, так как действительно была на пределе.
-Ну ты чего киснешь то? Держись давай! - сердце сжималось от того, что этой девочке предстояло сегодня пережить. За один день столько событий, но ведь это еще не все, и на часах только десятый час вечера, и может еще многое произойти. - Рюкзак сними! -добавил он, так как понимал, что этот парашют только отнимает сил. Она тут же сняла рюкзак и передала ему в воде, заметив, что он надел его на себя, так как свой давно отстегнул и отправил на дно. Как доплыли, она уже не заметила, просто на автомате проделывала каждое движение, понимая, что уж здесь она точно не сдастся. Уже возле берега он вырвался вперед и потянул ее на себя, вытаскивая из воды и начиная расстегивать все ремни от подвесной системы парашюта. Оба мокрые, уставшие, с разными мыслями о прошлом и будущем.Тяжелая и противно прилипшая к телу мокрая одежда, которая сейчас как никогда мешалась и которую хотелось незамедлительно скинуть с себя и вдохнуть всем телом жаркого воздуха свободно.
-Ты чего дрожишь? - ошарашено спросил он, даже сначала не заметив, что она вся трясется и явно не от холода. Какого холода, когда на улице такая жара, а вода теплая как будто парное молоко. Озноб полностью продирал ее с ног до головы, и зубы периодически стали ударятся друг о друга. - Ну ты чего? - скинув окончательно с нее это барахло, он, запустив пальцы в ее мокрые волосы на затылке, прижал ее к себе, чувствуя, что она уткнулась в его грудь и чуть всхлипнула. - Ты что, плачешь? – испугавшись, спросил он, пытаясь заглянуть в ее глаза, но она плотно вцепилась в его талию и еще крепче прижалась, чувствуя, как он подбородком прижимается к ее макушки.
-Нет! - честно ответила она, так как действительно слез не было, а только сейчас из ее души вырвался немой крик, который выплескивал все ощущения, эмоции и потрясения после всего произошедшего. Сколько так простояли, было не известно обоим, но оба заметили, что озноб в ее теле стал прекращаться, и она стала отходить от потрясенного шока.
-Все нормально? - проведя рукой от ее затылка по спине, он чуть отстранился от нее, но все еще удерживал рядом. Заглянул в ее глаза и чуть не рухнул, так как увидел вместо ее привычного огня в глазах только потушенные угольки, которые бились, как будто потерянные, не понимая толком, что происходит. Поникшая, уставшая, безжизненная и какая-то убитая, такая слабая и беззащитная, хочется в такой момент ее никуда не отпускать, а вновь прижаться всем телом и чувствовать, что она рядом и с ней все хорошо.
-Да! - выдавила она из себя, согреваясь изнутри от его такого волнующегося из-за нее голоса. Не отрывая глаз от нее, он аккуратно переместил руки на застежку ее куртки, которую заставил одеть ранее, перед прыжком. Медленно потянул молнию вниз, не отрывая зрительного контакта, и чувствуя, что она расслабляется и оседает вниз. Так же медленно раскрыл мокрую куртку, а потом не спеша спустил ее с плеч Ленки, оголяя их и после медленно проведя по этой гладкой коже, заметив, как она прикрыла глаза, толи от усталости, толи от наслаждения. Медленно провел ладонями по ее фигуре, сползая чуть вниз и приближаясь к краям майки, не спеша потянул ее наверх, оставляя на ней только сухой и не промокаемый корсет, который был довольно таки короткий и полностью оголял ее довольно накаченный живот и ключицу, которая просто сводила с ума. Еще одно легкое движение и прикосновение по ее животу и он скользнул к бляшке на ее ремне и даже не заметив, как справился с ней, стал расстегивать ширинку.
Приятные и такие до жути завораживающие прикосновения вновь уносили ее в потусторонний мир. Она прекрасно осознавала, что он просто ее раздевает, и все, ничего дальше не будет и он не требует, но как хотелось, и понимая, что еще одно его движение и она просто сорвется, открыла резко глаза:
-Спасибо, дальше я сама! - шлёпнулась она тут же на землю, снимая с себя полные водой сапоги, а потом и не чуть не суше штаны, оставаясь как всегда в черных трусах шортиками. Встала, резко встряхнула штанами и только сейчас заметила, что Абдулов, так и не сдвинувшись с места, завораживающе на нее смотрел, смотрел как на девушку, женщину... Она как будто полностью обрела разум и теперь как никогда осознавала все происходящее, и от его такого откровенного взгляда покрылась румянцем и только встряхнула мокрыми волосами:
-Чаво так смотришь? - она такая милая, когда смущается. Такой он наверное ее еще никогда не видел. Такая чистая, открытая и естественная.
-А что нельзя? - нет, ну а что ему еще говорить, что он не может оторвать взгляда от нее, от ее фигуры, тела, которое вроде бы итак видит постоянно, каждый день, но такой он никогда еще не видел. Или может просто смотрит как то по другому. Сейчас она совсем другая.
-Да нет! - да, она смущается и сама поражается, что краснеет перед ним как маленькая девочка.
-Так да или нет? - все не унимался он, продолжая изучать каждый изгиб ее тела.
-Можно, только осторожно! - как всегда, достойный и колкий ответ, которым она вернула его в реальность, и он тут же оторвав взгляд от нее, стянул с себя свою подвесную систему, ее рюкзак, и следом мокрую куртку, которую повесил на сук дерева.
-Я сейчас вернусь! - произнес он и скрылся за еловыми соснами, оставляя ее одну...

Ну и вот зачем они здесь, зачем вообще нужен был этот день и все события, которые сегодня произошли? Что они дали и что теперь будет дальше? Ответов нет, ну и ладно. Лена только присела на землю, облокотившись спиной об дерево и вытянув ноги, откинула голову от бессилия, чувствуя, что на улице хоть и жара, но маленькая дрожь ее все равно продирает. В памяти прорезались события несколько минутной давности: вертолет, потом полет, прыжок, море адреналина, нераскрытый парашют, тупик, спасительный ангел, последний вздох и поцелуй. Да, и все это происходило меньше десяти минут. Сердце отбивало глухой ритм, то ускоряя темп, то вообще переставая биться, по коже пробежало стадо мурашек и от воспоминаний итак мокрое тело покрылось потом. «Ну и куда он свалил?» прогоняла она про себя мысль, крепко держа в руках палку, как будто спасительную, так как чувствовала, что сейчас он ей нужен просто хотя бы рядом, просто видеть его. Прикрыла глаза, пытаясь собраться с мыслями «Третьякова, соберись, что ты как размазня??? Надо бы спасибо сказать что ли... потом...!» прошлась новая мысль в ее голове, вспоминая, что она уже второй раз даже просто не поблагодарила его, а ведь надо бы.
Легкий шорох услышала со стороны и, быстро оторвав голову от ствола дерева, посмотрела в сторону шума, откуда вышел Виталик с каким-то хмурым лицом:
-Отливать ходил что ли? Зачем так далеко, попросил бы, я бы просто отвернулась! - вот и что ей не иметься, почему никак не может успокоиться, хотя она наверное так проще себя чувствует, и вновь пытается вырываться вперед, нагоняя упущенные шаги, которые она прозевала за последние минуты. Кинув в нее ледяными стрелами и мелькнув безразличным лицом, он только хмыкнул:
-Может еще и подержала бы? – посмотрел он на нее внимательно, заметив ее немного удивленный взгляд. - У нас проблемы! – Опять? Опять проблемы, что на этот раз еще, она больше не выдержит ничего.
-Какие? - дыхание как будто замерло, да и все вокруг тоже.
-Чтобы добраться до базы, нужно обогнуть это озеро и болото, время пути двое суток, это если мы сейчас тронемся...
-И не надейся! - как камень с души упал. На такие проблемы ей было все равно, она то уж подумала, что тут огромные медведи или голодные волки, от которых придется удирать или же жестокие броканьеры. - Свою задницу сегодня я больше не подниму! - нет, сегодня она точно больше никуда не пойдет.
-Хватит ныть, поднимайся давай, быстрее встанешь, быстрее дойдем! - тусоваться в лесу ночью было не для него, и вовсе не потому что он боится, а просто потому что не видит в этом смысла, а зря. Но разве не заметно, что она уже такая бессильная, и нету куда-либо идти даже простого желания.
-Я сказала, я не пойду никуда, хочешь иди сам, дорогу я найду... - упиралась она, но решила с собой его не держать, так как была уверена, что он останется с ней.
-Как хочешь! - ответил он, видя и понимая, что она говорит серьезно и, вновь отвернувшись, двинулся в ту же сторону откуда пришел, не сказав больше не слова.
Нет, она ожидала чего угодно, но только не этого, он не может так просто уйти и именно сейчас бросить ее, когда уже можно сказать они прошли огонь и воду с медными трубами и тогда, когда он нужен ей как никогда, нужно его простое присутствие. Он не может... обида, разочарование и грусть мгновенно накрыли ее с головой и она только обессилено вновь откинула голову назад с одной только мыслью «Ушел...»
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:51:06 постоянная ссылка ]
«Ну и что ты молчишь?»точно так же сидя, как и он, откинув голову, но с открытыми глазами сидела она, чувствуя, что в ней нарастает новый прилив сил, как будто ее заряжает вся эта лесная атмосфера. Наблюдала сквозь верхушки деревьев за небом над собой, отмечая про себя, что оно точно такое же синее, как и его глаза, такое же ласкающее, недоступное, далекое и губительное, в чем она недавно и убедилась. Оторвав голову от дерева, стала изучать спину мужчины, проклиная про себя это дерево, которое не давало насладиться полностью этим зрелищем. Только сейчас она осознала, что ведь так никогда и не видела его обнаженного торса. Да, она была уверена, что он просто накаченный до предела, так как моменты их прошлой близости она периодически вспоминала. Вспоминала, как даже сквозь футболку чувствовала его стальные мышцы и непробиваемый пресс. Как же сейчас хотелось дотронуться к этому всему, провести рукой, прикоснуться губами. «Абдулов, что ты со мной делаешь?» тяжело вздохнула она. «Надо бы сказать тебе спасибо!» промчалась у нее только эта последняя здравая мысль, которая стала решающая и, уже не осознавая и не помня, как поднялась с земли, тронулась в его сторону, тихо и незаметно подобравшись к нему. На мгновение замерла, пытаясь запомнить его такой силуэт, его откинутая голова, прикрытые глаза и тяжело вздымающая грудь.
Что с ней случилось, что сказывалось на ее действиях: только сейчас начинающий выходить адреналин, шок от потрясение, безумное желание или что-либо еще, но она уже понимала, что смысла терпеть нету и здесь никто не убежит, уселась к нему на коленки и прикоснулась к его горячим и обжигающим губам своими, чувствуя, что одним порывом ветерка в ней разросся огромный пожар. Опустив руки на его талию, и чувствуя, как его пресс напрягся, а он поджал под себя коленки, по которым Ленка скользнула ближе к нему, стал отвечать ей на поцелуй. Волна огромного желания и возбуждения пробежала по обоим, и Лена поползла руками вверх по его груди, закидывая ему на шею, чуть ободрав при этом кожу костяшек о черствую кору дерева, но вовсе не придав этому значения. Теснее прижалась к нему. Очередная остановка каких-либо жизней и сейчас все, весь мир и все его обитатели затаили дыхание в ожидании дальнейшего. Нарастающий поцелуй, бешенное сплетение языков и приятная дрожь по всему телу, как будто от легких прикосновений бабочек. Виталик не делал никаких попыток обнять Лену, его руки только покоились на земле, безжизненно и бездейственно. Зато разум уже поковал вещи и стремительно собирался куда-то ехать отдыхать, так как понимал, что бороться с желанием тела овладеть этой девушкой у него не хватит сил, а растрачивать попусту их нету смысла, но попробовать же надо:
-Что ты делаешь? - только сейчас, опустив руки на ее талию, он слегка ее отстранил, вздохнув в легкие воздуха, которого начинало не хватать. Но она никак уже не могла остановиться и вновь запечатлив на его губах легкий поцелуй, ответила, собирая все события в правильную последовательность:­
-Отрабатываю за поцарапанную машину, - поцелуй, - говорю «спасибо», за то, что вытащил нас с Леркой из болота, - поцелуй, - «спасибо», что сегодня спас мою задницу дважды, - поцелуй,- «спасибо"»... что ты просто рядом. - выдохнула все это ему прямо в губы, так как сил отстранится дальше не было. Очередная череда сплетения двух языков и его последняя попытка, скорее просто уже для вида, так как останавливаться он и сам не хотел:
-А как же твоя усталость? - тоже ей прямо в губы, прервав их уже довольно затянувшуюся сладость, помня, что она ранее говорила ему, что очень устала.
-К черту ее! - на одном дыхании произнесла она, подведя черту к этому диалогу и погружаясь в этот омут приятных ощущений с головой, продолжила прервавший поцелуй. Сладкое томление и легкая, начинающая ныть тяга в животе, которая с каждым движением все нарастала и нарастала. Сильнее прижавшись к нему, вновь опустила руки по его груди, подбираясь к краям его футболки и запуская туда свои пальчики, замечая, как он даже сквозь поцелуй тяжело вздохнул. Стала исследовать его тело, пробираясь под футболкой все выше и выше и, понимая, что она мешает ей насладится им, отстранилась от него, потянув ненужную часть гардероба наверх. На мгновение замерла, с присущим ей в глазах блеском и огнем завораживающе посмотрела на оголенную грудь мужчины, пробежала глазами вниз на его живот, осторожно и медленно проведя ладошкой по его кубикам, нежно и мягко, как будто боялась спугнуть его. Вот он. Вот он какой. Теперь она полностью владеет им, она хозяйка его тела и не с кем делить его не собирается, даже с этим воздухом. Завораживающее изучение его тела, и она губами прислонилась к его шея, которую он предоставил ей, издав еле слышный стон наслаждения, сорвавшийся с его губ. Тепло во всем теле, легкий электрический ток, передающийся им двоим и сливающийся в одно целое, в одно ядро, которое потом разразится с огромным взрывом вокруг них. Тела обоих напряжены в приятном томлении, от кончиков пальцев до волос. Все замерло, и они уже оба забыли кто они, кем являются и зачем это делают. Просто им это нравится и они уже не могут остановиться. Нахлынувшая волна возбуждения от его сладкого стона, и она чуть прикусила кожу на его шеи, почувствовав, как он сжал ее талию сильнее и где-то в подсознании откладывая мысль, что она нашла его самую слабую и чувствительную точку, которой можно принести ему огромное удовольствие, что она сейчас и делала, продолжая целовать и покусывать его шею, иногда перебираясь на его скулы или подбородок.
Очередной поцелуй и сплетение их губ, языков и душ, и он медленно, гладя по ее согнутым ногам в коленях, стал перебираться по ее животу к корсету. Липучки затрещали и ненужная часть гардероба пропала без вести, и он, проведя ладонью по ее груди, пошел в ход. Не было теперь больше той нежности, с которой сейчас все начиналось. Жадно исследуя ее грудь губами, ладошками, играя с ней и лаская, он полностью забирал всю ее себе, пытаясь подарить огромное количество наслаждения и ласк, потоку которых она даже не успевала отвечать, так как они градом на нее полились и его везде изучающие губы и руки смывали с нее все мысли. Чуть откинувшись на его согнутые колени спиной, как на спинку стула, выгнулась ему на встречу, позволяя ему продолжать его движения, а почувствовав, как он скользнул рукой вниз живота, выгнулась еще сильнее, издав громкий и истошный стон, который эхом разнесся по лесу и, кажется, что даже ровная гладь воды встрепенулась на ее крик. Тепло внутри себя, ощущение эйфории, экстаза, выплеск накопившихся эмоций, сладость во всех организмах. Каждая клеточка сейчас трепетала от ласк его губ на ее груди, от одной руки, которая блуждала по ее спине, а вторая откровенно играла с ее самой интимной зоной, от чего все тело обдавала жаром. Жар, духота, нехватка воздуха, волна трепещущих ощущений, с которыми уже оба не могли справиться, и она вновь, припав к его губам, как зверь стала терзать его, довольно грубо, но так сладко и просто головоснесуще. Хотелось настолько продлить этот момент, ведь они так долго к этому шли, так долго каждый об этом мечтали, проклиная себя о таких мыслях. Руки все более откровенней блуждали, быстрее, черствее, что еще больше сводило с ума, заставляя тело биться в огромном потоке еще пока неудовлетворенных желаниях, хотелось большего, быть ближе, теснее прижаться, впиться, полностью вобрать друг друга в себя и никогда не прекращать этого безумия, которое сейчас с ними происходило. Еще несколько откровенных ласк и уже довольно затуманенный рассудок и разум, которые молча наблюдали за всем этим со стороны, а потом теплое ощущение, ощущение его внутри себя, необъятная близость и как будто стая птиц огромной волной взлетела с земли, покоряясь небу, взмахивая крыльями и унося свои тела куда-то в неизвестность, неизбежность... В памяти только лед в его глазах, огонь в руках и мысль о том, что у любви всегда наготове завещание...
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:51:17 постоянная ссылка ]
Казалось, что даже комары не решались нарушить их сонную и такую сладкую идиллию. Розово-оранжевый рассвет, отражающийся на гладкой поверхности воды, безмерное пространство и открытый вид. Пару сосен, и у одной из них, откинувшись на ствол, спит мужчина, крепко обняв сидящую девушку на нем одной рукой, которая полностью обнаженная прижалась грудью к его, уткнувшись лицом в его шею и придерживаясь одной рукой за его затылок, во сне иногда теребя его волосы, а второй обнимая спину. Отдыхающие и мирно спящие души, не задумывающиеся о будущем и проблемах дальнейшего. Сейчас для них никого и ничего нету, только они, небо и лес. Да, розовых шелковых простыней и тысячи свечей при их первой близости он ей не обещал конечно, но не один романтический вечер не смог бы сравнится с тем, что произошло между ними этой ночью. Все было как никогда естественно и без лишнего пафоса. Сердца трепещут у обоих и дверцы к ним потихоньку открываются с каким-то скрипом, сулящим о том, что дальше будет не все так просто.
Легкое дуновение ветерка, и не может этого быть... Сквозь иголки елей, с, казалось такого голубого неба, полились теплые капли дождя, которые как гром разразились среди ясного неба. Этот дождь, как будто целое лето выжидал подходящего момента и сейчас понял, что ему пора на выход, так как сейчас его черед. Теплые и приятные капли дождя, ранее солнце и появившаяся на небе радуга, и она круглая, круглая, как будто смотришь с космоса. Теперь вся природа, все стихийные среды как будто помогали им, и если буквально вчера они обернулись все против них, то сейчас же поняли, что они созданы друг для друга и теперь делились всей своей запасенной веками, столетиями, миллионами лет, красотой.
Очередная капля, упавшая Лене на плечо, огромная, не такая как все, и видимо пробудительная, так как скользнув по оголенному плечу, она упала ну руку Виталика и оба, одновременно открыли глаза. Вот и кончилась та идиллия, фантастика и сказка, в которой они пробыли всего то ничего. Радуга теперь уже полукруглая, как всегда, вроде бы все тот же рассвет, но уже не такой чувственный, и тот же теплый дождь, который начинал прекращаться, хоть и полил всего то минуты две от силы. Легкая улыбка на ее лице, и он чувствуя, движения ее губ на своей шее и уже не такое же смиренное дыхание, когда она спала, одной рукой притянул ее еще чуть ближе:
-Спишь? - шепот в небо, так как его голова до сих пор откинута, а глаза прикрыты.
-Нет... - в ответ еле слышной мычание и обжигающая струя потока воздуха, которая разразившись в одной точке, побежала по его телу, и он как будто пытался их собрать вновь всех вместе, но их настолько много, что за всеми просто не уследить.
-Нам пора! - и зачем он это говорит, ведь им особо торопится некуда, да даже если бы и было, все равно так не хочется. Но на душе все равно какое-то дурное предчувствие и ощущения недосказанности и неясности.
-Угу! – «Не хочу никуда!». Ведь понимает, что после этой ночи он не будет ей клясться в вечной любви, обещать кучу детей и спокойную семейную жизнь, говорить, что он как порядочный человек теперь обязан на ней женится. Что за бред? Она в принципе инее думала об этом, а догадывалась, что все так и произойдет, как происходит это сейчас. Ну и ладно, зато она ни в коей мере не сожалеет о случившемся и ясно понимает, что между ними не может быть ничего и никаких отношений, и хоть теперь, может когда она почувствовала его хоть физически, то и она и он успокоятся. Что же, время покажет.
-Нас наверное потеряли там! - еще один его шепот, и он уверен, что услышит в ответ ее очередное мычание и очередную череду приятных ощущений от легкого движения ее губ. Медленно скользнув своей рукой, она спустилась к его животу, при этом проделав дорогу по его груди и чувствуя ее сталь.
-Угу! - ну вот, что и требовалось доказать. Но ведь действительно вставать не хочется, хоть уже и представила, что Лерка там волосы на себе рвет. Да и Сергей, по любому, место себе не находит, гоняя мысли, что же случилось сейчас с этими двоими. Ой, а случилось с ними многое.
-У меня задница затекла! - совсем не правда, но сил больше тянуть эту мучительную тягу и желание чувствовать ее вновь и вновь, больше нет. Последняя попытка отстранить ее от себя, так как разум еще может бороться с ней, то тело сдалось еще тогда, давно, при первом их поцелуе, когда он сорвался, сам не понимая зачем. Ее легкий смешок и его резкое, порывистое движение, и он ловко опустил ее на землю, нависнув над ней.
Вот это красота. Наверное такой синевы она еще никогда не видела. Ее любимые глаза, да да, именно любимые и именно глаза, и как так получилось, что она влюбилась в них еще тогда, в первый день, когда он предстал перед ней таким сексуальным, неприступным и таким в одно время далеким и в тоже таким близким, в черном классическом костюме, без пиджака, чуть растрепанной белоснежной рубашкой, с закатанными рукавами и расстегнутым воротом на груди. Боже, она как сейчас помнила тот момент, ту их войну взглядов, в которой она проиграла и которую даже Лерка заметила. Ну и пусть она проиграла тогда, зато она выиграла сейчас и он на какое-то время был полностью ее, в ее власти, хоть для этой победы и нужно было быть Его. Два неба сейчас над ней, одно за другим, и которое ближе намного приятнее и нежнее чем то, которое сейчас чуть затянуто тучами. Медленное приближение их взглядов, лиц, сердец и легкое соприкосновение их носов. Романтично до ужаса и такая нежность плещет в обоих, но оба не хотят или скорее даже боятся перейти к чему-то дальнейшему. Прикрытые глаза и легкие улыбки на лице.
Теплые чувства, никаких лишних мыслей, ощущение полета и, не смотря на то, что произошло вчера, вновь хочется в небо и уже все равно раскроется ли парашют или нет, главное красота и могучая сила этого легкого соприкосновение, которое сейчас было наверное сильнее всего того, что было прошлой ночью.
-Четвертый закон Ньютона: тело забитое в угол не сопротивляется! – не отрываясь от его глаз, поерничала немного Ленка. Миллиметровое расстояние от их губ, и вот-вот, он ее поцелует:
-Хреновый из тебя физик! – минутное молчание, а потом полный облом. - Пошли! Нас действительно ждут! - уверенность в голосе и сталь во взгляде, которая теперь укрепляла его лед. И конечно ей обидно, но виснуть на его шеи она не собирается, а он, лишь отстранившись от нее и встав на ноги, протянул ей руку, на которую она даже не посмотрела, а только мельком заметила, как он стал застегивать ширинку на своих штанах. Медлить было нечего, не будет же она вечно в лесу стоять перед ним обнаженная, хотя он бы был очень даже не против. Отвернувшись от него, почувствовала, как он оторвал свой взгляд от своего ремня и теперь взирал на ее спину, медленно опускаясь ниже:
-И что ты вылупился на меня? Ночью чего-то не усмотрел? - спокойный тон, никакого недовольства, презрения или же наоборот лести или пафоса. Все так же не поворачиваясь к нему, она стала одевать корсет, который перед этим подняла.
-Пытаюсь запомнить. - еле слышный ответ, а глаза все каменеют и каменеют, глаза то да, а тело все равно на нее реагирует. Чуть прикрыла глаза от его ответа, не понимая, к чему он это сказал:
-Запомнил? - повернулась к нему лицом, а он моргнул одобрительно. - Вот и отлично, потому что ты больше этого не увидишь! - искренняя улыбка на ее лице и, отвернувшись снова, она продолжила собираться. Обоим как ножом по сердцу прошлись, предварительно обрезав все крылья. Подведена черта всему происходящему ночью, и она явно дала ему понять, что такого больше не повторится, хоть сама уже сейчас желала и была бы не против. Черт... Чего они добиваются? Полные идиоты...
Собрались довольно быстро, да и что им возится то, слава богу хоть вещи высохли, и теперь не пришлось шлюпать в мокром одеянии по лесу неизвестно сколько, хотя он же сказал, приблизительно два дня.
-Готова? - будничный его тон, которым он всегда с ней и с кем либо другим разговаривал на базе.
-Как видишь...
-Ну пошли тогда...
Оба двинулись в сторону, правда даже не понятно в какую, но отлично ориентировались в лесу. Шли наверное уже больше шести часов, слава богу хоть не бежали. Солнце стало ужасно палить и даже листья и верхушки деревьев не спасали этих двоих от жары. Шли основную часть молча, говорить больше в принципе не о чем было, но и напряженки никакой тоже не было. Шагали как будто в гордом одиночестве, хотя шагом эту ходьбу было не назвать, так как чтобы обогнать это чертово болото им пришлось проходить через дебри, заваленные деревья, густые ветки, разные обрывы и скалы.
l..ЮльчиК..l 1 сентября 2010 г. 09:54:07 постоянная ссылка ]
-Вот тогда мы решили разделиться на две части, еще тогда не подозревая, что это будет самым переломным моментом. Тогда поделились на другие пары, и я стал вновь с Виталиком, а они отправились на другой склон. Мы тогда не подозревали, что все уже было продумано заранее. - он опустил голову и уткнулся в Леркин затылок, тяжело дыша и как будто ища в ней поддержки, чтобы хватило сил на продолжение, и новые картинки прошлого сразу формировались в его голове.

___________________­____________________­____________________­_________
«-Виталь, может попробуем еще раз на живца? - спросил Сергей, так как сидеть здесь тринадцать часов было бесполезно, все равно никаких результатов.
-Ну можно, кто будет из нас? - повернул он голову к брату, так как понимал, что мишенью будет в этот раз либо он сам, либо его брат. Правда уже и на это не надеялся, так как они уже в открытую показывали себя, но тот гад не вылезал, и его все было никак не засечь.
-Давай я! - Романов уже начинал сдавать позиции, так как четыре месяца этой изнурительной погони и ни одного удачного вывода, какой-нибудь зацепки или чего-то еще.
Спорить было не с чем, сначала дуратский маневр приподнять каску на оружии, вытащив ее, будто бы голова солдата, но тот был явно не дураком и не стал себя рассекречивать. Но почем- то именно в тот момент Виталик был уверен, что за ними сейчас следят, и как только они высунуться, то смерть мгновенно их настигнет, и они уже будут не только наживкой, а простой грудой безжизненных мышц.
Но Сергей настоял на еще одном решении, от которого Виталик всячески его отговаривал, боясь, что вся эта затея может обернуться трагичным концом. Из голов